Yellow Tea© by Fisana

Перейти к содержимому


Фотография
* * * * * 1 Голосов

Антоний КЕМПИНСКИЙ


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 50

#1 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 20:58

Кемпинский прославился не только в польском, но и в мировом научном мире своими работами по теории информационного метаболизма (которая, в частности, была положена в основу соционики) и психиатрической аксиологии. Всего он опубликовал около 140 статей и несколько книг.


тема - просто сборник материалов
нет задачи доносить в ней к-л отдельную мысль
создаю с целью ""иметь под рукой :)

кто хочет добавить цитат из других его работ - милости прошу
цетнральная тема - информацинный метаболизм, как я понял, Кемпинский первоисточник в этом вопросе
однако по ходу чтения выяснилось, что у него очень много интересных мыслей также и о типологии психики, и о конституциональных типах

--------------
Словарь по теме:

Осциллировать
Осцилля́тор (от лат. oscillo — качаюсь) — система, совершающая колебания, то есть показатели которой периодически повторяются во времени

Интероцепция
(лат. interior внутренний + capio брать, принимать; син. интерорецепция)
Ощущение внутренних функций, восприятие событий, происходящих внутри тела. Интероцептор – это любой орган ощущения или рецептор, который активизируется стимулами, возникающими внутри тела. Среди них голод, жажда, тошнота, висцеральные ощущения и т.п.

#2 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 21:01

Кемпинский А. "Психология шизофрении" пер. с польск. СПб., 1998. 294 с.

СТРУКТУРА
Структура - это организация отдельных элементов в определенную систему. Сваленные в кучу кирпичи - это просто груда кирпичей и ничего более. Сложенные же в определенном порядке кирпичи могут быть великолепным строением. Атомы, связанные в разнообразные структуры, создают богатство различных химических соединений, каждое из которых характеризуется определенной химической индивидуальностью. Структуру как целое, таким образом, образуют отдельные элементы. Между ними существует функциональная зависимость, т. е. изменение положения или состояния одного элемента влияет на остальные. Только функционально связанные элементы образуют структуру, иные избыточны.

Квадрат можно нарисовать посредством бесконечного множества точек, но его структура определяется только четырьмя точками, определенным образом расположенными на плоскости. Изменение положения одной из них превратит квадрат в иную геометрическую фигуру. Структура, таким образом, зависит от отношения между элементами, а не от самих элементов. Геометрическая фигура остается той же самой, независимо от того являются ли ее элементами звезды, камни или световые точки, возникающие при нажатии на глазные яблоки. Растение, животное или человек остаются самими собой, несмотря на то что в течение относительно короткого времени ни один атом в их организме не остался тем же самым. В каждый момент времени переживается что-то иное, но при этом человек не утрачивает чувство того, что он по-прежнему остается тем же самым.

Процесс жизни основывается на постоянном обмене энергетических и информационных элементов между организмом и его средой. Из этих элементов организм создает свою собственную уникальную структуру, которая определяет его индивидуальность и неповторимость. Когда все в ходе информационно-энергетического обмена подвергается изменению, структура в основном остается той же самой.

Сущностью структуры является определенный порядок. Структура противостоит энтропии, т. е. стремлению материи к неупорядоченному движению. Чем сильнее тенденция к такому противостоянию (отрицательная энтропия), тем более сложной становится структура. Структура живых существ значительно сложнее по сравнению со структурой объектов неживой природы и технического мира, а в свою очередь, решающим фактором эволюции в живой природе является усложнение ее структур, начиная от простейших и кончая человеком.

Специфическая структура определяет индивидуальность данной системы. Чем она сложнее, тем сильнее выражена индивидуальность и неповторимость данной системы. В неживом мире и мире техническом эти черты выражены лишь слабо и случайным образом. В живом мире они представляют уже постоянный атрибут и тем более выражены, чем выше уровень филогенетического развития. С наибольшей выраженностью они наблюдаются у человека. С точки зрения энергетического метаболизма человек не слишком отличается от других высших форм живого мира. Differentia specified(1), по-видимому, определяется информационным метаболизмом. С ним же связаны так же индивидуальность и неповторимость человеческой природы. Если сохранение определенного порядка (структуры) в энергетическом метаболизме не требует усилий, по крайней мере сознательных, и реализуется посредством сложных автоматизмов, то сохранение порядка в информационном метаболизме связано с постоянным усилием. Правда и здесь многие функции становятся автоматическими по мере их повторения и, следовательно, выполняются бессознательно (например, ходьба, речь, письмо), однако, каждая новая форма интеракции с окружением связана с усилием, необходимым для отбора информации, поступающей извне и изнутри организма (концентрация внимания) и правильным выбором соответствующей формы поведения из многих возможных (сознательный выбор - акт воли).
Нервная система человека обеспечивает необычайное по сравнению с миром животных богатство функциональных структур. Значительно большая часть из них, вероятно, создается без участия сознания. Известно, сколь важную роль в возникновении новых идей играют бессознательные процессы. Из них возникают образы сновидений. Они в значительной степени определяют модель нашего поведения. То, что достигает сознания, является лишь малой частью необычайно сложных процессов информационного метаболизма. В этих процессах интегративное усилие в значительной степени не является сознательным. Однако того, что доходит до сознания, вполне достаточно для того, чтобы отдавать себе отчет, сколько усилий требует поддержание порядка в хаосе противоречивых чувств, представлений, планов действия, способов видения окружающей действительности и самого себя. Сознательное интеграционное усилие, которое кристаллизуется в волевом акте, является, по-видимому, достаточным доказательством того, что противостояние энтропии является делом нелегким.

В субъективном отражении информационный метаболизм ощущается как напор впечатлений из внешнего и внутреннего миров, которые человек с большим или меньшим напряжением постоянно упорядочивает и благодаря которым переживания человека постоянно изменяют свою тематику и колорит. Но несмотря на эту изменчивость, сохраняются постоянство и индивидуальность человека. Его идентичность в этом непрерывном хаотичном фильме жизни сохраняется.

Три элемента структуры <Я>. При обсуждении структуры мира переживаний стоит обратить внимание на три ее основных элемента: на центральный пункт, т. е. <Я>, на границу, отделяющую внутренний мир от внешнего, и на специфический пространственно-временной порядок, соответственно которому организуются переживания. Принимая, что каждый феномен жизни связывается с переживанием или его субъективной стороной, следует полагать, что чувство собственного <Я> представляет собой наиболее первичное явление. В этом чувстве отражается противостояние окружающему миру и одновременно непрерывность индивидуальной жизни. Каждый живой организм сохраняет свою индивидуальность, т. е. свою специфическую организацию, противопоставляя ее окружению, предельным выражением которого является хаос (энтропия). Борьба за сохранение собственной организации длится всю жизнь, с чем и связано чувство непрерывности <Я>. Ощущение того, что <я чувствую>, <я живу>, <я действую>, является, по-видимому, наиболее первичной формой субъективного аспекта жизни. Разумеется, мы не знаем, в каких формах оно выражается у животных.

У человека <Я> - это центральный пункт его мира переживаний. Вокруг него группируются отдельные психические факты соответственно координатам времени и пространства. С <Я> связаны прошлое, настоящее и будущее время, а также пространственные измерения: вперед - назад, вверх - вниз, влево - вправо. Когда все вокруг человека и в нем самом изменяется, чувство, что <я есть Я> остается неизменным; идентичность человека сохраняется.

Граница. Подобно тому, как ядро клетки тесно связано морфологически и функционально с ее оболочкой, <Я> интегрально связано с границей, отделяющей внутренний мир от внешнего. <Я> является субъектом, который принимает то, что поступает извне и высылает то, что внутри, во внешний мир. Для того чтобы сложные жизненные процессы, в особенности процессы информационного метаболизма, стали переживанием, должно быть задействовано <Я>. В этом проявляется его интеграционная роль. Подобно тому, как клеточное ядро управляет жизненными процессами организма и его информационно-энергетическим обменом со средой, так <Я> играет роль центра, управляющего переживаниями человека. Многие виды активности организма не достигают сознания либо осуществляются на его периферии; эти процессы не являются переживаниями либо переживаются лишь в слабой степени; они не связаны с <Я> либо связаны лишь крайне слабо и отдаленно. К таковым относятся вегетативные функции и автоматизированные действия. Отсюда возникает впечатление их объективности - <не я их ощущаю и выполняю, но мое тело>.

От напора стимулов, подступающих из внешнего и внутреннего миров, нервная система защищается посредством механизмов фильтрации (барьеров). Таким образом выражается ее защитная и охраняющая роль, связанная с тем, что, так же как и кожа, она образуется из внешнего зародышевого лепестка (эктодермы). Мы охраняем также собственные переживания от любопытства окружающих, надевая маски, соответствующие его ожиданиям. Таким образом, возникает schisis (расщепление) между переживанием и его внешней экспрессией.

Пространственно-временная система иерархия ценностей. Аналогично тому, как субстанции, поглощаемые организмом, разбиваются в нем на простейшие элементы, из которых организм строит собственную структуру, стимулы, действующие на организм, редуцируются до простейшего сигнального элемента, т. е. нервного импульса. Роль нервной системы сводится к барьеру, в котором разнородная информация, поступающая из окружающего мира, а также изнутри организма, трансформируется в разнообразные функциональные пространственно-временные структуры нервных сигналов. Образ окружающего мира зависит, следовательно, от уровня как филогенетического, так и онтогенетического развития нервной системы; человек видит мир иначе, нежели животное, а взрослый - не так как ребенок. Еще неизвестно, в какой степени пространственно-временная структура нервных импульсов, т. е. информационного метаболизма, влияет на морфологическое формирование организма. Информационный метаболизм по мере филогенетического развития начинает доминировать над метаболизмом энергетическим.

В субъективном ощущении помимо пространственно-временной системы важную роль играет система ценностей. По всей вероятности, существует видовая иерархия ценностей, иерархия, обусловленная генетически уже в границах одного вида и, наконец, у человека, пожалуй, важнейшая иерархия, формирующаяся в течение жизни (онтогенетическая)


Известно состояние неопределенного беспокойства (free floating anxiety(1)), которое может как бы зацепиться за какой-то нейтральный предмет, который с этого момента становится причиной тревоги.

1. Свободно плавающая тревога (англ.).

оттуда же

Проблема выбора между противоположными тенденциями присуща, как представляется, природе каждого живого организма. В самой простой схеме это был бы выбор между принятием и отвержением окружающего мира, включением либо выключением из процесса информационно-энергетического обмена с окружающим миром. В отдельной клетке он выражался бы увеличением либо уменьшением его проницаемости клеточной оболочки. В нервной клетке от этого <решения> зависит возникновение нервного импульса. Процесс обмена со средой принимает самые разнообразные формы, и помимо выбора основной установки (<к> или <от>) возникает необходимость выбора между отдельными формами поведения, т. е. между так называемыми функциональными структурами.

Проблема сознательного выбора, т. е. акта воли, поддается оценке лишь у человека, так как только человек располагает возможностями интроспекции и коммуникации.

Наблюдая у животных определенные формы поведения, напоминающие колебания человека перед принятием решения, а после его принятия упорное продолжение одного вида активности даже вопреки препятствиям, можно бы допустить, по крайней мере у высших млекопитающих, возможность переживаний, подобных человеческому акту воли. Разумеется, можно также полагать, что у животных выбор между альтернативными формами поведения осуществляется автоматически. В конце концов, у человека многие из важных решений (как, например, выбор основной эмоциональной установки) осуществляются без участия сознания. Неосознаваемые решения можно разделить на такие, которые были неосознаваемыми изначально, и такие, которые стали бессознательными вследствие их частого повторения.



#3 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 21:28

Кемпинский А. "Экзистенциальная психиатрия"

Слово <дисциплина> происходит от латинского dis-cipulos и discere. С момента рождения мы становимся<учениками> окружающей нас социальной среды, выучи-вая все новые виды <порядка>, которые интегрируют наши способы поведения. Это происходит, начиная с дисциплины принятия пищи, функции выделения, движений локомоторных и хватательных через дисциплину высшей формы движения: речи, благодаря которой мы усваиваем готовую систему видения окружающего мира, мышления и чувствования, и до всякого рода порядка, социального,познавательного, эстетического, морального и т. д., с которым мы сталкиваемся в течение нашей жизни и которым подчиняемся.

Мы не знаем определения жизни, но если вслед за физиком Шрёдингером примем, что жизнь есть непрерывное противостояние энтропии или тенденции материи к хаотическому движению частиц, то порядок оказывается наиболее существенной чертой жизни.

В непрерывном обмене энергией и информацией со средой (метаболизм энергетический и информационный) каждый живой организм, от простейшего до самого сложного, стремится сохранить свой собственный порядок. Утрата этого порядка равнозначна смерти, являя собой победу второго закона термодинамики (энтропии). Вопреки видимости постоянства живой системы ни один атом в ней не остается тем же самым; через относительно короткое время он заменяется атомом из внешней среды. Постоянной остается только структура, своеобразный порядок, специфический для данного организма. Это своеобразие, или индивидуальность, относится к порядку на уровне биохимическом (своеобразие белков), физиологическом, морфологическом, равно как и на уровне информационном.

Этот последний род порядка относится к сигналам, получаемым из окружающего мира и специфическим реакциям на них. Благодаря информационному метаболизму<моим> становится не только собственный организм, но также и окружающий мир, который своеобразным способом воспринимается, переживается и на который индивид своеобразно реагирует. По мере филогенетического развития нервной системы информационный метаболизм играет все большую роль по сравнению с метаболизмом энергетическим.

Сохранение специфического для данного организма порядка требует от него постоянного усилия, которое является условием жизни. Усилие жить, которое противостоит энтропии, частично экономится благодаря биологической наследственности. Благодаря ей своеобразный порядок переносится от поколения к поколению. Поло-вое воспроизводство обеспечивает большее разнообразие структур, так как генетический план, возникающий из соединения двух половых клеток, является новым пла-ном, а не точной копией материнской клетки, как в случае асексуального воспроизводства. Это последнее напоминает техническое производство, при котором создаваемые модели являются точной копией прототипа.



#4 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 21:38

Кемпинский А. "Экзистенциальная психиатрия"

Проблема власти связана не только с законом сохранения жизни, но также и с законом сохранения вида и с информационным метаболизмом. В первом случае власть односторонняя, а во втором и третьем - двусторонняя. Та часть окружения, которая должна быть уничтожена и поглощена, чтобы доставить организму необходимую для жизни энергию, уже не имеет над ним власти. В сексуальных и эротических контактах власть двусторонняя. Индивид становится господином и невольником своего партнера. В обмене сигналами с окружением индивид вынужден принимать порядок окружения, одновременно стараясь навязать ему свой собственный.

Три рода власти над окружением определяет одно и то же притяжательное местоимение <мой>. <Моими> являются: пища, квартира, деньги и т. д., предметы, обеспечивающие закон сохранения жизни. <Моими> являются лица, обеспечивающие закон сохранения вида; в узком значении сексуальный партнер, в широком - лица, принадлежащие к тем же самым социальным группам: се-
мейной, национальной, религиозной, профессиональной, классовой и т. п., ибо в основе социальных связей разною рода лежит закон сохранения вида. Семейная группа самая простая и самая ранняя их форма - является непосредственным результатом этого закона. <Моими>, наконец, являются собственные переживания, впечатления, чувства, мысли, приобретенные знания, решения и
действия. Сигналы, поступающие из окружающего мира, своеобразным образом упорядочиваются, обусловливая специфическую реакцию на них.

Информационный метаболизм, определенный Павловым как рефлекторная деятельность, расширяет сферу власти организма над окружающим миром. <Моим> становится не только та часть окружения, которая ассимлируется самим организмом, и не только та, преходящая связь, с которой обусловливает появление нового организма, но значительно более широкий круг окружающего мира, минимальные количества энергии которого, не играющие никакой роли в энергетическом метаболизме, становятся сигнальными, обусловливающими поведение организма. Информационный метаболизм является подготовительным шагом к вступлению в ассимиляционный и репродуктивный контакт с окружающим миром. Преж- де чем стать <моим> в смысле создания субстанции собственного организма или сексуального соединения, он должен стать <моим> в смысле ориентирования в нем. Организм должен <знать>, как в нем двигаться, чтобы удовлетворить два основных биологических закона: сохранения жизни собственной и вида.

По мере филогенетического развития информационного метаболизма, который существует в каждой клетке в форме ее способности принимать сигналы из окружения и реагировать на них и который в многоклеточных организмах становится, прежде всего, функцией специализированных в этом направлении клеток (получение сигналов - рецепторы, реагирование - эффекторы, а перенос и упорядочение их - нервные клетки), жизнь становится все больше приготовлением к жизни, если, как ее сущность, принимается выполнение двух основных биологических законов. Напротив, в простейших организмах жизнь замыкается в выполнении этих законов, а маргинес приготовления у них минимален. Окружающий мир служит им только для преобразования его в собственную структуру организма, становится полностью <моим> миром, либо, если это условие не выполняется, грозит гибелью, разрушением собственного порядка, что равнозначно смерти.

Если бы попытка воссоздать переживания на этом уровне филогенеза не была излишним фантазированием, то можно было бы предположить, что они осциллируют между чувством всемогущества и чувством угрозы смерти; мир либо полностью <мой>, либо совершенно чужой, причем чуждость означает смерть.

Удовлетворение основных биологических потребностей связывается с приятными переживаниями, неудовлетворение - с неприятными. <Мой> мир притягивает, а <чужой> отталкивает. Власть над окружающим миром поэтому является источником удовольствия, а ее отсутствие - источником неприятных чувств. <Чужой> мир возбуждает страх и агрессию; стремятся от него бежать
или его уничтожить.

Что касается власти над окружением, то существуют определенные аналогии между описанной ситуацией и той, в которой находится человек в начале своего онтогенетического развития, когда его сигнальная система еще функционально очень слабо развита. Подобно низшим формам жизни, в эмбриональном периоде и младенческом возрасте он полностью зависит от его окружения, без него перестает жить. Окружение принадлежит исключительно ему; он имеет над ним полную власть, ибо оно выполняет все его потребности, либо, если это не так, ему грозит смерть.



#5 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 22:41

Кемпинский А. "Экзистенциальная психиатрия"

Развитие сигнальной системы уменьшает зависимость организма от окружения. Контакт с ним не означает необходимости захвата окружения в свое полное обладание, при котором оно полностью преобразуется в структуру организма. Не означает также обратной ситуации, когда живой организм преобразуется в структуру окружения.

Контакт о окружением утрачивает остроту альтернативы: <победить> либо <стать побежденным>, при которой собственная победа означает смерть окружения, а победа окружения - собственную смерть. Борьба с окружением продолжается дальше, так как она составляет смысл жизни, если мы трактуем ее как стремление сохранять собственный порядок ценой порядка окружения. Однако победы и поражения утрачивают свой драматический аспект <быть или не быть>, а приобретают характер борьбы <понарошку>, как бы игры с окружением. В этой борьбе можно быть безболезненно побежденным окружением; тогда принимается его порядок; на этом, в конце концов, основывается дисциплина в смысле научения порядку окружения; можно также быть победителем, свой порядок навязать окружению, не уничтожая его при этом, как в случае энергетического обмена со средой. Эти <забавы> с окружением становятся самоцелью. Их можно наблюдать даже на очень низких уровнях филогенеза. Хейзинговское homo ludens, как видно, относится не только к человеку.

Взаимодействие с окружением в смысле принятия сигналов и реагирования на них, при котором оказываешься то победителем, то побежденным, составляет необходимое условие насыщения информационного метаболизма, без которого не мог бы развиваться энергетический метаболизм и репродуктивный контакт с окружением. Иначе говоря, нельзя войти в существо жизни, не пройдя через изолирующую среду игры с окружающим миром, контакт с которым основывается на обмене информацией. Как отмечалось, по мере развития сигнальной системы, эта изолирующая сфера становится все более широкой.


Существенной чертой каждой сигнальной системы, как технической, так и биологической, является способность самоконтроля. В принципиальной схеме такая система представляется следующим образом: сигналы извне переводятся на специфический язык системы (например, электрический импульс в электронных машинах, нервный импульс в нервной системе).

Преобразованные сигналыинтегрируются соответственно какому-то плану (данному извне в форме программы в случае технических систем, возникшему внутри системы в случае биологических систем). Результат интеграции в форме приказа поступает к эффекторам (например, мышечным клеткам в биологических системах). В них внутрисистемный сигнал преобразуется в сигнал внесистемный, иначе говоря: собственный язык системы преобразуется в язык, понятный для ее окружения. Последний этап в обмене сигналов между системой и его окружением составляет обратная связь; именно от нее зависит способность самоконтроля системы.

Она основывается на том, что часть сигналов, выходящих из системы, в нее возвращается. Благодаря этому план системы никогда не бывает жестко фиксированным, но изменяется в зависимости от возвращающихся сигналов, которые информируют о том, как он был выполнен и какие изменения вызвал в окружении. В нервной системе можно найти много примеров обратной связи. На наивысшем уровне интеграции деятельности нервной системы, на котором данная активность становится осознаваемой, то, что соответствует механизму обратной связи, переживается как способность самоконтроля. <Социальное зеркало> соответствовало бы обратным сигналам, которые информируют о том, какой эффект в окружении вызвало наше поведение, а то, что называют совестью, возникало бы из соединения этих обратных информации с наиболее общим, а тем самым сознательным планом активности.


Понятие <фрустрация>, которое стало популярным приблизительно с середины текущего столетия, происходит от латинского слова frustra - <напрасно>, <зря>, <по ошибке>, <ошибочно>. Во взаимодействии с окружением каждый живой организм вырабатывает много потенциальных способов поведения, так называемых, потенциальных функциональных структур; некоторые из них оказываются ошибочными структурами, т. е. нереализуемыми. Напрасно крыса в экспериментальной ситуации старается добыть пищу из закрытой кормушки, она пустая; человек напрасно стоит в очереди за товаром - его не хватит. Чем сильнее желание, тем сильнее фрустрация. Позитивная чувственная установка изменяет свой знак и действует в противоположном направлении. Вместо притяжения наступает отталкивание. Когда неудачных попыток слишком много, мир аттрактивный (притягивающий) превращается в мир отталкивающий.



#6 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 23:01

Кемпинский А. "Экзистенциальная психиатрия"

Царящая в настоящее время в науке мода на статистику и многофакторную этиологию имеет свою психологическую и социологическую обусловленность. Чувство причинности порождается деятельностью. - Я действую и наблюдаю эффект своего действия. Причина заключается в действующем субъекте, а следствие - в подвергающемся воздействию объекте. Во взаимодействии с окружением человек выступает то в роли субъекта, то в роли объекта. Чувство общего бессилия, довольно патогномичное для нашей эпохи, отражается и в научном мышлении. Нельзя уже самому изменить свое окружение; изменение зависит от многих факторов, часто случайных, одним из которых
является сам субъект. Индивидуальный порядок оказался замененным статистическим порядком.

Мир, управляемый статистическими законами, в ощущении индивида оказывается миром, в котором царят хаос и случайность, которым невозможно управлять, который поражает не предвиденными событиями. Даже в наиболее индивидуальном, в художественном творчестве ценятся в настоящее время эффекты случайные. Такой мир не есть <мой> мир, так как с местоимением <мой> связано чувство собственности и, тем самым, власти. В этом значении популярность статистики в науке является выражением чувства чуждости окружающего мира. Усложнение отношений взаимной зависимости, отрицательным проявлением чего является рост коэффициента вязкости социальной среды, влечет за собой необходимость постоянной смены социальных ролей.

В простой производственной системе (например, в ремесленной мастерской, в маленьком магазинчике) человек был осужден на одну социальную роль: главы семьи и одновременно главы этой производственной единицы. Стабилизированная роль способствовала интеграции его психики, срастаясь с его личностью. Это имело свои отрицательные стороны, так как вместо того, чтобы быть самим собой, человек был главой семьи и своего рабочего места.

Сейчас, за исключением, возможно, лиц, стоящих на вершинах социальной иерархии (например, великих артистов, художников, государственных деятелей, которые даже в частной жизни должны оставаться верными своей роли), каждый в течение дня играет несколько социальных ролей. На рабочем месте исполняет, по меньшей мере, три роли: подчиненно го, начальника, коллеги. К этому добавляются роли в семейной среде, игровой, эротической, гражданской и т. д. Здесь не может быть речи о сращивании личности с ролью.

Вследствие своей изменчивости роль не может быть интегрирующим, но, напротив, оказывается дезинтегрирующим фактором. Нельзя ее принимать слишком серьезно; нужно быть просто самим собой, что, однако, не такое уж легкое дело. Жизнь в современном мире требует большего интеграционного усилия, т. е. мобилизации упорядочивающих тенденций, нежели в мире прошлом, в котором как природная, так и социальная среда сами действовали интегрирующе.



Результатом сжатия пространственных и временных измерений современного мира является уплотнение информации. Ее слишком много, чтобы можно было успешноее принимать и упорядочивать. В сигнальном метаболизме, т. е. в получении информации из окружения и реагировании на нее (реакция организма, в свою очередь, является сигналом для окружения), существуют законы, аналогичные законам энергетического метаболизма, а имен но, закон специфичности структуры и закон равновесия между анаболическими и катаболическими процессами. Подобно тому, как субстанции, ассимилируемые организмом, разбиваются на основные элементы, из которых организм строит свою собственную структуру, потоки информации, поступающие извне, преобразуются в специфические структуры (отсюда правильность утверждения, что каждый живет в своем собственном мире). Способность интеграции является одной из самых существенных черт нервной системы. Количество энергии, поступающей в организм благодаря его анаболическим процессам (пост роение), в общем, уравнивается с количеством энергии, выходящей благодаря процессам катаболическим (распада). (В период роста выражение преобладают анаболические процессы.) Аналогично существует определенное равновесие между информацией, принимаемой из окружения и высылаемой в него. С этим связана человеческая потребность разрядки творческих тенденций. Подобно тому, как в энергетическом метаболизме, в молодости больше принимается, чем отдается. С возрастом, однако, творческая установка должна преобладать над консумптивной. В конце концов способность усвоения информации (память) с возрастом выражение ослабевает.

Аналогии между энергетическим метаболизмом и информационным подтверждают верность известного выражения <психическое несварение>. Современный человек,несмотря на то, что живет в необыкновенно интересное время, часто бывает пресыщен им, не может переварить то, что к нему непрестанно поступает, не в состоянии из хаоса информации создать какой-либо порядок. Это напоминает ситуацию переполненного яствами стола, когда человек больше уже не в состоянии съесть, и самая вкусная еда вызывает у него только позывы к рвоте. Упоминавшаяся уже трудность разрядки творческих тенденций обусловливает то, что потребительская тенденция преобладает над творческой. А это, в свою очередь, ведет к <перееданию>, чувству скуки, поиску сильных впечатлений. С другой стороны, сигнал, высылаемый в окружение, чтобы быть
им воспринятым, должен также быть <сильным ударом>.

Только сильный стимул может пробиться через охранный барьер безразличия. Достаточно обычные ныне симптомы безразличия в отношении несчастья другого человека (например, когда безразлично проходят мимо уличного происшествия) являются предметом отрицательной моральной оценки нашего поколения. С другой стороны, однако, трудно винить в безразличии человека, который по телевидению видит вьетнамских детей, опаленных напалмом, сцены из гитлеровских концлагерей, людей, умирающих в Индии с голоду, и т. п. Избыток информации о человеческих страданиях вызывает, в конце концов, без различие; с психологической точки зрения - это защитный механизм. Узники в концлагерях также становились безразличными к виду трупов, несчастья, грязи и человеческого страдания; становясь впечатлительными, они не смогли бы пережить лагерь. Безразличие к человеческому страданию является одним из проявлений <психического несварения>

Положительной стороной сгущения информации является необходимость селекции. Требуется' самому выбирать, что стоит принять, а что лучше отбросить. Возрастает критицизм. Снижается ценность авторитетов. Совершенствование средств коммуникации не пошло им на пользу. Чтобы сохранять престиж власти, следует держаться на безопасном расстоянии от подданных. Правда, существуют сказки о добрых властителях, которые пере одетыми в крестьянские одежды ходят среди бедных, но в
действительности они всегда жили в изоляции. Одиночество является атрибутом власти. Даже нервная система, которая в организме играет роль властителя (управляющей системы), является более изолированной относительно других органов и систем организма. Величие власти на близком расстоянии уменьшается. Поэтому телевидение и другие средства распространения информации, возможно, опаснее для авторитетов, чем все другие современные явления, влиявшие на их девальвацию (например, высокий
темп изменений).

Самым опасным, как представляется, явлением технической цивилизации является технический взгляд на человека. Мы видим окружающий мир так, как мы на него действуем. Поскольку человек действует на мир с помощью разного рода орудий, последние становятся как бы призмой, через которую мы его воспринимаем. Иначе видел свое окружение первобытный человек, пользовавшийся мотыгой, и иначе видит его современный человек, располагающий сложнейшей технической аппаратурой. Иначе
видит его полицейский, пользующийся полицейской дубин кой, а иначе - художник, пользующийся кистью и палит рой. Преобразование естественной среды в техническую ведет к тому, что и на людей начинают смотреть как на составные части технического мира. Повседневный язык, как чувствительный показатель социальных изменений, отражает это явление в довольно распространенном сегодня использовании в отношении людей выражений, относящихся к неживым предметам; например, <выдвинуть>, <передвинуть>, <устранить>, <ликвидировать>, <снять>, <установить>, <поставить> и т. п.

Никто не хочет быть трактованным как пресловутое <колесо> в машине; против этого восстает чувство собственной индивидуальности, ибо индивидуальность является одной из основных черт живой природы. С другой стороны, однако, чувство импотенции (это один из парадоксов современности, что, достигнув неслыханной в истории власти над окружением, человек почувствовал себя более бессильным, чем когда бы то ни было в той же истории) обусловливает то, что люди ищут объекты для разрядки неудовлетворенного стремления к власти. Когда все оказывает сопротивление, легче всего осуществить раз рядку на другом, подчиненном человеке. Возникает типичный невротический порочный круг, в котором фрустрация чувства власти вызывает еще большее ее желание.



#7 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 23:12

Кемпинский А. "Экзистенциальная психиатрия"

Одной из наиболее характерных черт жизни является метаболизм: постоянный энергетический обмен между организмом и его средой. Ни один атом в организме не остается тем же самым, все подлежат непрерывному обмену, неизменен только генетический план. Стимулы из окружающей среды высвобождают существующие в это плане индивидуальные возможности. Прекращение энергетического обмена со средой равнозначно смерти. Иначе говоря, живые существа, в противоположность неживым предметам, являются открытыми системами, т. е. такими, которые могут существовать только в постоянном обмене со своей средой. Из нее они черпают энергию, необходимую для жизни, и перерабатывают ее соответственно индивидуальному генетическому плану. Организмы, которые черпают энергию из других живых существ, должны непрерывно двигаться, расширять свое жизненное пространство, так как в том же самом пространстве вскоре стало бы недостаточно энергетических запасов. Как уже упоминалось, движения требует также поиск сексуального партнера. В мире растений удовлетворение обоих биологических законов осуществляется более пассивно.

Всякое движение живого организма требует достаточной ориентации в окружающей среде. Этой цели служит, если можно так выразиться, <информационный метаболизм>. Даже одноклеточные существа обладают способностью получения сигналов из окружения и реагируют на них, посылая сигналы в окружающую среду. Не количество энергии, заключенной в сигнале, но количество информации, т. е. его значение для организма играет при этом основную роль. Сигнал, поступающий из окружения, становится как бы символом и затем - моделью того, что в ней происходит. В то же время сигнал, высылаемый организмом, может быть таким же символом для окружения. По мере развития сигнальной системы (рецепторы, нервные клетки, эффекторы) все более богатым становится обмен сигналами с окружением, благодаря чему модель окружающего мира лучше соответствует действительности, а формы реагирования становятся разнообразнее. Человек достиг в этом максимального развития, и можно было бы рискнуть сделать утверждение, что <информационный метаболизм> играет у него большую роль, нежели энергетический.

Условием вступления в энергетический и информационный метаболизм со средой является принятие установки <к> среде. Правда, бегство и борьба (установка <от>) являются неизбежной для сохранения жизни, тем не менее, однако, основным фоном для выполнения двух биологических законов должна оставаться установка сближения с окружающим миром. И невозможно ни абсолютное избегание мира, ни его полное уничтожение.

Энергетическим и сигнальным обменом у одноклеточных организмов управляет содержащийся в ядре клетки генетический код. Генетический код определяет характер энергетического и информационного обмена. Повреждение клеточной оболочки приводит к хаотическому смешению внутренней среды клетки с ее внешней средой, что приводит к смерти клетки



#8 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 12 Февраль 2010 - 23:14

Кемпинский А. "Экзистенциальная психиатрия"

Уровень активности (метаболизма) живого организма не является стабильным, он все время колеблется; в нем постоянно происходят изменения (также как и сложные технические системы являются системами осциллирующими). Митохондрии представляют главную силовую установку клетки и, возможно, что от них зависят осцилляции в отдельной клетке. Нормальные осцилляции жизненной динамики, субъективно ощущаемые как колебания настроения, у больных циклофренией, приобретают патологическую амплитуду. В клеточной модели это соответствовало бы дисфункции митохондрий.

Равно как энергетические ценности, так и информационные, прежде чем стать составной частью организма, должны быть разбиты на простые элементы, из которых организм строит свою субстанцию и свои функциональные структуры. Если оболочка отдельной клетки пропустит большие частицы, то они подвергаются постепенной пере работке в элементарные частички.


Клетки организма специализируются на отдельных видах активности, освобождая тем самым другие клетки от необходимости заниматься той деятельностью, в которой они не специализировались. Не следует забывать, что вся сигнальная система, т. е. рецепторная, нервная и эффекторная системы развились путем специализации определенной группы клеток в одной из трех функций: получения сигналов, переноса и реагирования на них.

Процесс специализации не кончается с филогенезом, но продолжается также и в развитии индивида. Ребенок, учась ходить, говорить, писать и т.д., задействует весь свой аппарат: рецепторный, нервный и двигательный. По его поведению видно, сколько усилий он вкладывает в выбор правильного движения и его последовательное выполнение. Все усилие воли сконцентрировано на данной активности. Со временем действие автоматизируется, выполняется без обдумывания; достаточно команды самому себе: иди, говори, пиши и т. д., чтобы активизировать сложную цепь событий, ведущую к выполнению данной деятельности. Проблема выбора и решения, столь характерная для работы нервной системы, не исчезает при автоматизации какого-то действия; она лишь перестает включать нервную систему в целом, ограничиваясь ее частью, специализированной в данной деятельности. В трудной ситуации автоматизированная деятельность вновь становится осознаваемой (на трудной горной тропе каждый шаг требует обдуманного решения); решение снова становится общим, а не частичным, как в случае автоматизированных действий.

Проблема автоматизации тесно связана с проблемой иерархизации решений. Кванты решения, т. е. решения отдельных нейронов, связываются в большие или меньшие
комплексы нейронов, между собой взаимосвязанные. Определенные комплексы специализируются на отдельных задачах, например, селекции входящих в нервную систему сигналов, управления определенной вегетативной деятельностью и т. д. Иерархия решений тем выше, чем больше активируется комплексов. Жизнь ставит все новые задачи, а потому решение наивысшей степени иерархии должны все время формироваться. По мере повторения новой задачи данное решение снижается в иерархии
на основе принципа функциональной экономии; активируются только те комплексы нейронов, которые необходимы для управления данной задачей. На этом основывается автоматизация.

Три фактора влияют на стиль решения: его тематика (запрограммированность), быстрота выбора и изменчивость. Тематика, очевидно, зависит от генетической программы, закодированной в ядре нервной клетки, однако, на нее влияет также история жизни клетки. Если на нее будут действовать аналогичные стимулы, с течением времени выработаются типичные решения. Она специализируется на определенном типе задач и определенном способе их разрешения. Ее тематикой может, например, быть селекционирование импульсов, поступающих от сетчатки глаза; селекция будет осуществляться типичным способом, в зависимости от импульсов, поступающих от выше расположенных в иерархии нейронов. В результате, чело
век по-разному воспринимает окружающий мир в зависимости от своего настроения, эмоционального отношения к окружению, интересов, вида работы и т. д.

Тематика связана с быстротой решений. Нервные клетки, специализированные в узкой сфере, легче могутдать ответ <да> или <нет>, нежели клетки без особой специализации, способные принимать разного рода сигналы с разных сторон нервной системы (например, клетки коры мозга). Можно предполагать, что в неспециализированных нейронах доминируют ответы количественного типа, а не альтернативного. Быстрота решения зависит от длительности рефлекторной дуги, а это значит, что решение, включающее большее число нейронов, требует большего времени, нежели то, которое включает меньшую рефлекторную дугу. По мере автоматизации решения осуществляются быстрее. Изменчивость решений зависит от степени персеверации, т. е. повторения определенной модели реагирования независимо от поступающих сигналов из окружения. Чем больше степень персеверации, тем меньше неустойчивость решения. В мозге, особенно в коре мозга, очень часто встречается система нейронов типа замкнутой цепи, основывающаяся на том, что сигнал, вышедший из нервной клетки А, пройдя через много клеток В, С, D и т. д. возвращается в клетку А, и, таким образом, он может кружить по такой цепи, теоретически, до бесконечности. Системы такого типа увеличивают стабильность решений.

Представленная здесь попытка рассмотрения проблемы решений в свете современных нейрофизиологических знаний, разумеется, имеет характер предварительной гипотезы, которая будет подвергаться изменениям по мере углубления знаний в области физиологии нервной системы. А развитие этой области знаний в большой мере зависит от технического прогресса, не только потому что благодаря ему появляются новые методы исследования, но также и потому, что он позволяет создание новых теоретических моделей, которые облегчают понимание работы мозга (модель электронного мозга позволяет нам лучше понять работу живого мозга, нежели прежняя модель цеп
тральной телефонной станции). Как и в других сферах жизни, здесь действует принцип соединения восприятия с деятельностью (принцип рефлекторной дуги); мы видим
мир так, как в отношении него действуем.



#9 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 02:22

Кемпинский А.
«Психопатология неврозов»

Противоположным понятием слов "спешить" и "скучать" является "интересоваться". Это последнее слово происходит от латинского "interesse - быть в чем-то", быть в актуальном времени, в актуальной ситуации. Чувство усталости исчезает, когда появляется интерес к чему-либо.

Название истерия происходит от греческого слова hystera = матка (в XIX веке в польском врачебном лексиконе употребляли слово "маточность", от слова "матка"). В старые времена считали, что эта болезнь связана с хождением матки по телу женщины. Еще до времен Фрейда существовало мнение, что истерия встречается только среди женщин. Современники Фрейда подвергали его резкой критике за его взгляды на сущность истерического процесса.


там же

Порядок - одна из наиболее важных черт живой природы - на уровне энергетического обмена с окружением происходит, в основном, автоматически, т.е. не требует специального усилия, тогда как на уровне информационного обмена это усилие становится необходимым, ибо из хаоса информации, притекающих в организм, нужно выбрать важные, а среди возможных форм активности выбрать такие, которые были бы более пригодными в актуальной ситуации. Мы не знаем, в какой степени это усилие сознательно и как формируется сознание у низших форм живых организмов. Известно только, что содержание человеческого сознания связано прежде всего с информационным обменом, а энергетический обмен (анаболитические и катаболи-тические процессы) может, хотя и косвенно, влиять на изменение настроения, эмоциональное состояние, степень сознания, однако, непосредственно он не составляет содержания сознательных переживаний.

"Усилие при информационном обмене связывается с необходимостью выбора соответственной функциональной структуры. Должно быть принято решение, что отбросить, а что оставить. Интеграция происходит за счет уменьшения возможности развития различных форм активности организма. То, что было отброшено, не исчезает полностью, остается каким-то образом зафиксировано в записях памяти "и может быть активировано при нарушенном процессе интеграции.



#10 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 02:24

Кемпинский А.
«Психопатология неврозов»

Человек чувствует себя дуалистически: как soma (тело) и psyche. Тело в определенной степени является частью окружающей природы, оно воспринимается как предмет, которым необходимо управлять, которое мешает в реализации мечтаний и планов и может быть источником радости и горести. С другой стороны, чувства, мысли, мечты, акты воли и т.д. воспринимаются субъективно, как часть "я". Несмотря на необыкновенную изменчивость психических переживаний, исходящую из сущности информационного метаболизма, - поглощаются прежде всего новые раздражители, а старые, как правило, отбрасываются - субъект "я" рассматривается как что-то постоянное, даже в определенной степени вечное или, точнее говоря, вневременное, ибо все вокруг и внутри нас самих изменяется, а неизменным остается только "я", как центральный пункт отношения всего мира. В субъективном понятии мир существует так долго, как существует "я". В этом смысле оно бессмертно. Чувство собственного "я", которое можно рассматривать как основное переживание, связанное с жизненным процессом, противопоставляющееся его постоянной изменчивости, исходящей из характера энергетического и информационного обменов, и будучи субъективным отражением интеграционных способностей организма, является, по-видимому, исходной точкой для дихотомного разделения soma и psyche.

Искусственность этого разделения обнаруживается при пробах классификации переживаний на психические и соматические. Каждое переживание, по существу, является психическим, так как оно отражает субъективное чувство процесса жизни. Приятное чувство относится к психическому типу переживания, независимо от того, чем оно было вызвано, - щекотанием или осмотром произведений искусства. То же относится и к страданию, появившемуся в результате физической или психической боли.

Свои переживания человек делит на психические и чувственные или телесные, в зависимости от того, на каком расстоянии они находятся: ближе к предмету - телу или субъекту - "я". Зубная боль связывается с определенным местом в организме; это больное место можно удалить или обезболить, а тогда боль утихнет. Зуб - это собственно предмет, так как все операции, проводимые на нем, сразу же сигнализируются приятными (когда боль проходит) или неприятными (когда боль возрастает) ощущениями, которые отсутствуют в случае больного зуба, принадлежащего иному человеку, искусственного зуба или же уже обезболенного, т.е. такого зуба, сигнальная связь которого с центральной нервной системой прервана. Зуб является предметом, но очень "моим"; все манипуляции на нем ощущаются необыкновенно живо. Он становится чужим предметом, когда повреждаются нервные пути. Похожим образом воспринимается одеревеневшая часть тела, например нога, потерявшая чувствительность в результате сдавления седалищного нерва и наступившего сигнального перерыва с центральной нервной системой. Это соединение необходимо для собственного ощущения своего тела; перерыв этого сигнального соединения приводит к чувству отчужденности своего тела.

Внутренние органы тела менее "предметные", чем внешние части тела. Они недоступны манипуляции, а следовательно, не обладают основными чертами предмета. С ними нельзя бороться, изменять, дотронуться, подвинуть. А кроме того, внутренняя картина тела в сравнении с его внешней картиной - непонятна и туманна, на что влияют различия рецепторов (экете-рорецепторы принимают сигналы с поверхности тела, а интерорецепторы - изнутри). Глубина тела находится ближе нашего "я", чем его поверхность.

Принятая, по-видимому, повсеместно локализация психических переживаний в различных органах тела (сердце, печень, селезенка, мозг и т.д.) указывает на эту близость.


Картина собственного тела строится на иной основе, нежели картина окружающего мира. Главные иформа-ционные каналы - зрение, слух играют в ее конструкции незначительную роль. Непосредственно можно осматривать только часть своего тела - переднюю часть туловища и конечностей, а не видно такой важной части тела, какой можно назвать лицо человека. Свой голос человек слышит только посредством костного проведения, в результате чего тон собственного голоса иной, чем его воспринимает окружение (несколько высший). Лицо, отраженное в зеркале, как правило, не то лицо, какое видят иные льрди, так как мимовольно перед зеркалом каждый, посредством мимики, изменяет его выражение. С удивлением рассматривает себя человек на кадре киноленты, к которой менее привык, чем к обыкновенной фотографии. Изменяется восприятие и иных органов чувств. Запах собственного тела ощущается значительно слабее, чем запах иных людей и окружающих предметов, или жевообщее он не чувствуется. Ощущение неприятного запаха собственного тела нередко указывает на серьезные психические нарушения (напр. при шизофрении) и оценивается как галлюцинации. Осязание собственного тела носит иной характер, чем осязание чужеродного предмета, так как при прикосновении к собственному телу появляются два чувства - трогающего предмет и трогаемого предмета (тело становится предметом, подвергающимся изучению). С другой стороны, окружающие предметы остаются только неодушевленными объектами. Не исключено, что первым зачатком близкой секвенции причины и следствия, которая так развита в человеческом разуме, является именно та исследовательская сторона при осязании собственного тела, так часто наблюдаемая у маленьких детей. Именно в ней собственное действие тесно связано с исходом этого исследования; причина и следствие одновременно воспринимаются той же личностью.

Итак, даже картина поверхности нашего тела, несмотря на то, что мы воспринимаем ее посредством экстерорецепторов как округкающии мир, оценивается иначе, чем внешняя среда. Картина нашего тела фрагментарна и неясна.

Что же сказать о внутреннем строении нашего тела? Здесь вопрос представляется еще труднее. Хотя огромный поток сигналов, может быть даже больший, чем из внешней среды, доходит в центральную нервную систему, однако эти сигналы не находят своего отражения в нашем сознании. Картина наших внутренних органов остается туманной и непонятной.



#11 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 02:26

Кемпинский А.
«Психопатология неврозов»

Основой всех саморегулирующих систем является обратная связь; наряду с выходящими сигналами существуют сигналы, приходящие в систему, заданием которых является информация о сигналах, высланных во внешнюю среду, о их приеме и ответной реакции. Центральная нервная система не только высылает сигналы в многомиллиардную клеточную среду организма, но и постоянно от нее сигналы принимает. Благодаря ним она постоянно "au courant" всего, что происходит в подчиненном ей клеточном обществе, она знает, как выполняются ее приказы. Управление этим огромным еточным обществом относится к очень трудной функции, более сложной, чем управление всем организмом по отношению к внешней среде, т.е. восприятием из нее сигналов и высыланием сигналов во внешнюю среду в разнообразной форме двигательной активности во главе с речью (соматическая или волевая система).


Изоляция от естественной среды обеспечивает не только безопасное развитие молодого организма, но и обуславливает развитие информационного метаболизма. Обмен информациями с окружением может развиваться только на базе безопасности.


Энергетический и информационный метаболизмы у человека протекают благодаря его связям с общественной средой, а прерывание этой связи угрожает прерванию метаболических процессов, что приводит к угрожающему состоянию. В этом смысле слова общественный страх равнозначен биологическому страху.



Деятельность нервной системы, как и каждой управляющей системы, - технической, биологической или общественной - не может проходить без обратных связей. Часть выходящих из системы сигналов должна возвратиться обратно, информируя о следствии их действия в окружающей среде. В зависимости от этой информации изменяется план активности (функциональная структура). Без нее управляющая система действовала бы вслепую и никогда не достигала бы своей цели. Управляющий механизм оружия должен быть информирован о попадании пули, и тогда уже можно провести проверку прицела. Хромосомная система, управляющая жизненными процессами клетки, изменяет свою активность, будучи планом активности всей клетки, в зависимости от внешних раздражителей. Под их влиянием одни гены активируются, а другие задерживаются. Нервные клетки, управляющие работой мышц, постоянно получают от них информации об актуальном состоянии. Повреждение нервных путей со свойствами обратных сигналов от мышц, как при сухотке спинного мозга или при повреждении мозжечка и т.д., приводит к серьезным двигательным нарушениям. В нервной и эндокринной системах встречается много примеров обратной связи. Сама морфологическая структура нервной системы, особенно филогенетически молодых ее частей, а прежде всего мозговой коры, построена по принципу замкнутой цепи - часть сигналов, выходящих из нервной клетки, возвращается в нее обратно с информацией о событиях в ее окружении, т.е. в иных нервных клетках, в которые были посланы сигналы.

Что же касается целостности организма, то его каждое действие, что называется его поведением (behaviour), можно рассматривать в форме сигнала, высланного во внешнюю среду. Этот сигнал не может попасть в пустое пространство, он должен дать какой-то эффект, иначе он сделался бы бесцельным и ненужным сигналом. В обмене сигналов с внешней средой существенную роль играют обратные сигналы, информирующие об эффекте, который они вызывают в окружающем пространстве. Они составляют своеобразный стержень, вокруг которого концентрируются сигналы, поступающие в организм. Из хаоса потенциальных сигналов внешней среды необходимо что-то выбрать; при селекции первое место занимают обратные сигналы и, таким образом можно наблюдать эффект собственного действия.

В зависимости от сферы действия по-иному воспринимается окружающая среда; иначе ее видит человек, живущий среди природы, а иначе городской житель, милиционер, актер и т.д.

Среди обратных сигналов, информирующих нас об эффекте нашего действия, самую важную роль играют сигналы, исходящие из общественной среды. Возможно, что факт зависимости Ьт общественной среды, значительно более выраженно появляющийся в жизни человека, чем животных, отражается на всем развитии информационного метаболизма, придавая каждому сигналу, как выходящему, так и приходящему общественный характер.



#12 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 02:33

Кемпинский А.
«Психопатология неврозов»

Чертой сигнального метаболизма является его структура, до некоторой степени аналогичная структуре энергетического метаболизма. Из структурности сигнального обмена с внешней средой истекает принцип вероятности - вероятно все то, что умещается в. структуре этого обмена, а невероятно - все то, что в ней не умещается.



Сигналы, принимаемые из внешней среды и высылаемые в нее, повторяющиеся монотонно, приводят к частичному или полному прекращению сигнального обмена с окружающим миром. В таких случаях появляется рассеивание внимания, т.е. ослабление информационного метаболизма на определенном отрезке контакта с окружающей средой, усталость, сонливость и, наконец, сон, прерывающий этот информационный метаболизм на всей поверхности контакта с внешним миром.

Структура информационного метаболизма должна обладать определенным постоянным градиентом; самый малый на границе с внешней средой, а самый большой - с внутренней средой. Изменчивость первого переносится без осложнений, а второго с большими трудностями.


Способность селекции внешних раздражителей можно представить себе в форме шкалы изменчивости, на которой происходят изменения, зависимые от актуальной ситуации организма или его среды. По этой шкале одни сигналы пропускаются легче, другие - труднее.

Сигналы, приближающиеся к нолю изменчивости, при нормальном сигнальном обмене с внешней средой сразу же редуцируются на рецепторной поверхности или в последующих звеньях рефлекторной цепи. Только в выше указанных ситуациях нарушения информационного метаболизма они могут пробить селективный барьер. Шкала изменчивости в таких случаях подвергается колебаниям, а сигналы с малым значением могут действовать по типу сигналов с большим значением и наоборот.

Внешний сигнал, таким образом, не является абсолютно новым; при своем действии на организм он сразу же определяется по своему характеру и в зависимости от его использования организмом формируется его дальнейшая судьба. Он может вообще не вызвать ориентировочной реакции или же наоборот, вызвать ее; может пройти незамеченным, может дойти в сознание или же вызвать двигательную реакцию без участия сознания (например, большинство движений при ходьбе вызывается подсознательными сигналами), а может вызвать сознательную реакцию. Сигнал может оставить сознательный или бессознательный след в памяти.


Нарушение структуры, как энергетического, так и информационного метаболизма всегда угрожает организму, так как неизвестно, чем окончится это нарушение. Субъективным сигналом угрозы является чувство страха. В случае нарушения энергетической структуры со средой можно говорить о биологическом страхе, а при нарушении информационной структуры - о страхе дезинтеграции.

Сила реакции страха пропорциональна степени нарушения структуры. В случае энергетического метаболизма она будет большей, например при отсутствии кислорода, чем при отсутствии пищи; при внезапной гормональной дисфункции, чем при ее постепенном появлении.

В случае информационного метаболизма сила реакции страха тем сильнее, чем менее известен приходящий сигнал, а поэтому плохо умещающийся в существующей структуре интеракции с окружающей средой. Выстрел из револьвера вызывает более сильную ориентировочную реакцию, нежели той же силы шум мотора; во время войны, когда взрывы бомб и снарядов становятся привычными, внезапно наступающая тишина становится ,так сильным сигналом, что может пробудить не одного спящего. Темнота, вызванная затмением солнца, дает более сильную реакцию страха, чем темнота, вызванная отсутствием электрического тока. Изменение перцепции окружения под влиянием ЛСД или иного галлюциногена, принятого сознательно, вызывает слабую реакцию по сравнению с аналогичной ситуацией, появляющейся при психической болезни или случайном отравлении химической субстанцией, вызывающей галлюцинации.


Таким образом, внешние раздражители резонируют во всем организме, а человек воспринимает мир не только глазами, ушами, обонянием и т.д., но и сердцем, желудком, кишками, кровеносными сосудами и т.п. Во всех органах отражается информационный метаболизм.


Разновесие между "беру" и "даю" до некоторой степени аналогично с равновесием между анаболитическими и катаболитическими процессами энергетического и информационного метаболизма. Одинаковые количества энергии и сигналов берутся из внешней среды и посылаются в нее. В периоде роста превалируют анаболитические процессы ("беру") над катаболитическими ("даю") и поэтому эгоцентрическое настроение в детстве и ранней молодости можно рассматривать, как физиологическое явление. В качестве общей основы можно принять, что эгоцентризм уменьшается по мере онтогенетического развития.

Для терапевтического процесса, по-видимому, важно не само понимание, а желание понять.



#13 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 17:50

Кемпинский А. "Меланхолия"

Поддержание равновесия организма зависит от равновесия между противоположными процессами, поэтому явление ритмичности проявляется во многих жизненных процессах. К характерным противоположным процессам в энергетическом метаболизме относятся ката-болические и анаболические процессы и соответствующие им в информационном метаболизме процессы возбуждения (дипо-ляризации синаптической мембраны) и процессы торможения (гиперполяризации синаптической мембраны). Катаболические (или эрготропные) процессы связаны с выделением энергии организмом и контролируются симпатической частью автономной системы. Анаболические процессы (или трофотропные) основаны на накоплении энергии организмом и регулируются парасимпатической частью автономной системы

При нормальной деятельности организма обязательным является поддержание равновесия между обоими противоположными процессами. Ритмичность облегчает поддержание такого равновесия, благодаря которому происходит смена доминирующих процессов. И именно благодаря таким колебаниям поддерживается относительное постоянство уровня, являющегося случайной величиной на интервале между предельными значениями. Патология начинается тогда, когда отклонения становятся слишком большими. В этом случае ритмичный переход к противоположной фазе становится затрудненным. Вся система приходит в состояние рассогласования.
Уровень жизненной активности колеблется между подъемами и спадами. Субъективно этим колебаниям соответствуют изменения настроения: хорошее настроение сопутствует повышенной активности, а печаль — пониженной активности. Если отклонение становится избыточным, то стабилизирующий ритм дезорганизуется.
Таким же образом можно рассматривать патологические изменения настроения при циклофрении. При депрессии патологическая фаза нарушенного ритма уходит вниз, то есть в зону пониженной активности. А в фазе мании — вверх, то есть в зону повышенной активности.
При депрессии в целом доминируют анаболические процессы (трофотропные), а при маниакальном возбуждении — катаболические (эрготропные). В связи с этим с депрессией связана повышенная нагрузка на парасимпатическую систему, а с манией — на симпатическую. При понижении жизненной активности во время депрессии отмечаются (в том числе Зельбахом) такие симптомы как: пониженное кровообращение, замедление основного ритма ЭЭГ, пониженный приток крови к головному мозгу, внутриклеточная задержка натрия, умень-
20
шение активности декарбоксилазы, уменьшение выделения слюны (типичной является сухость во рту), пониженная производительность многих желез внутренней секреции, ослабление либидо и потенции, понижение уровня содержания катехоламинов в головном мозге, ослабление условных рефлексов, замедление психических реакций.
С другой стороны во время депрессии наблюдаются явления, отмеченные при доминировании катаболических процессов, такие как нарушение сна, отсутствие аппетита, беспокойство, переходящее в страх, увеличенное выделение гормонов корой надпочечников. Нарушение равновесия между процессами-антагонистами основано не только на патологическом доминировании одних процессов над другими, но и на особенности их изменчивости (лабильности). Количественное равновесие обоих антагонистических процессов нарушается. Случается, что нарушение равновесия между процессами-антагонистами обусловливает понижение жизненной активности и настроения. Тотчас симптомы депрессии проявляются в вегетативных нарушениях и связанных с ними недомоганиях ипохондрического характера. Совокупность физических недомоганий при депрессии является достаточно характерной. Чаще всего это жалобы на давление в голове, тяжесть в голове, пустоту, реже — головные боли. На втором месте по частоте следовало бы поместить жалобы на боли и давление в области сердца и грудной кости, и далее — жалобы на боли под сердцем, боли в животе, боли в нижних конечностях.



#14 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 18:04

Кемпинский А. "Меланхолия"

Способности создания новой информации в памяти с возрастом значительно ослабевают и эта тенденция проявляется довольно рано (чуть позже 30 лет). Пожилой человек не в состоянии адекватно воспринимать то, что его окружает. Ближайшее окружение становится для него все более чужим и непонятным. Вместо того чтобы переживать то, что происходит в настоящее время, человек все чаще переживает то, что уже произошло. Между глубиной переживаний и способностями к созданию новой информации в памяти существует известная корреляция. Чем сильнее переживания, тем дольше хранится информация об этом. И наоборот, для того чтобы переживать, человек должен обладать способностями регистрировать события. Если бы он был лишен этой способности, то любое переживание было бы тотчас утрачено сознанием, а значит — не было бы даже зафиксировано. Регистрация, таким образом, является первым этапом функции памяти. При недостаточном развитии механизма памяти нарушения наблюдаются уже на первом этапе. Вследствие деградации функций памяти и, особенно, способности создания новой информации пожилой человек теряет способность полноты переживаний окружающей действительности. Его настоящее время в значительной степени окрашено цветами прошлого, так что, в конце концов, прошлое почти полностью вытесняет настоящее.

То, что происходит сейчас, кажется серым, пустым, нередко неприятным. Человек погружается в воспоминания о прошлом, которые становятся все более живыми и приобретают свежесть непосредственных переживаний. Нередко из самых глубин прошлого приходят давно забытые образы, и они воспринимаются такими живыми, как будто только что родились. Вероятно, образная память в старости доминирует над памятью предметной. Предметная память — это та память, которой мы постоянно пользуемся: на основе хранящейся в памяти человека информации формируются причинно-следственные структуры, но ни одна из них не является точным отражением содержания зарегистрированного переживания. Такое удается только в редких случаях, например, под влиянием случайного раздражителя — чаще всего вкусового или обонятельного (поскольку эти раздражители обладают несомненно наибольшей силой воздействия при формировании новой информации в памяти в ее первичных формах), а также во время приступов эпилепсии.


Характер эмоциональных отношений к самому себе тесно связан с характером эмоциональных отношений с окружающими. Одной из отличительных черт эмоций в сравнении с другими психическими функциями является то, что граница между субъектом и объектом восприятия не обозначена в явном виде. В процессах мышления и волевых актах такая граница приобретает большую определенность: субъект противопоставляется объекту восприятия, то что является «моим» строго противопоставляется окружению. В противоположность этому в эмоциях такая граница отличается большей неопределенностью, и свет эмоционального состояния пробивается наружу. Если человек с любовью относится к себе, то он с любовью относится и ко всему миру. Если он ненавидит себя, то его ненависть переносится и на окружающих. Субъект и объект восприятия не противопоставляются друг другу, а взаимодействуют друг с другом. Эмоциональный колорит распространяется в равной мере на обе стороны процесса взаимодействия: субъект и объект.


Восприятие пространства зависит от настроения. В радостном состоянии пространство воспринимается как открытое. Человек полон жизненной активности, у него возникает впечатление, что он легко может осуществить свои планы. Патологическим примером такого рода открытого пространства является восприятие мира в маниакальном состоянии. При подавленном настроении окружающее пространство воспринимается как замкнутое. Любой план действий сталкивается в этих условиях с противодействием извне, его реализация кажется невозможной и даже выполнение самых незначительных дел становится сопряженным с огромными проблемами. В состоянии депрессии больной испытывает чувство, что он находится на дне глубокого колодца, где отовсюду его окружают обрывистые стены, и он не в состоянии выбраться наружу.

С другой стороны, существует и обратная корреляция: характер пространства оказывает влияние на жизненную активность и настроение. В компании, в которой мы чувствуем себя хорошо, в которой нас одобряют и в которой мы можем спокойно разговаривать и двигаться (а значит — имеем возможность реализовать свои функциональные структуры), наше настроение автоматически поправляется и жизненная активность возрастает. И совершенно наоборот обстоит дело в компании, в которой мы себя чувствуем неловко, в которой вынуждены следить за каждым своим словом и каждым жестом. В таком обществе возможности самореализации ограничены, и человек там, как будто, схвачен судорогой, связан и не чувствует себя самим собой.

Аналогичная ситуация складывается и на работе, только в данном случае проблема изменения окружения, навязывания ему собственных функциональных структур проявляется еще выразительней. Рабочая среда, в которой можно реализовать свои проекты, в которой по-настоящему ценится труд и видится его смысл и т. д., дает удовлетворение. Ощущается она как открытое пространство, в котором можно реализовать себя.

И напротив, рабочая среда, в которой постоянно приходится сталкиваться с преградами и осуществление собственных проектов является совершенно невозможным, где требуется слепое выполнение поручений, часто непонятных, а иногда и бессмысленных, является примером замкнутого пространства, делающего невозможным реализацию собственных функциональных структур. Поначалу замкнутое пространство возбуждает протест и желание его уничтожить, а затем дело доходит до смирения, и человек, как будто схваченный судорогой, уходит в себя, агрессия, не нашедшая выхода, приводит к понижению настроения.

Похоже, что существует определенная корреляция между проектированием пространства и проектированием времени. Человек, отягощенный собственным прошлым и размышляющий о будущем, обладает меньшей свободой проектирования пространства, поскольку слишком связан тем, что было, и тем, что должно быть. Напротив, человек, живущий настоящим и не принимающий в расчет то, что было или еще будет, чувствует себя свободным в окружающем его пространстве и его проектирование осуществляется, прежде всего, в пространстве, а не во времени. Примером этого может быть известная свобода движений у негров и связанность движений у белого человека современного общества.



#15 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 18:22

Кемпинский А. "Меланхолия"

упоминания о психотипах

Генезис изменчивости настроений в обеих плоскостях отношений с окружением является, таким образом, иным. На нижнем горизонте (в плоскости действия установок «к» и «от») колебания настроения связаны с изменениями условий взаимодействия человека и среды и степенью его удаленности от окружения. Человек в таких отношениях как будто подчинен ритмам природы и тесно с ними связан. Таким образом, в осцилляциях этого типа в целом доминирует влияние конкретного типа установок (в отношении характера взаимодействия с окружением). Изменчивость настроения такого рода наблюдается обычно у людей, относящихся к группам экстравертов, циклотимиков и синтоников.*
-------------------
* Экстраверты — психологическая характеристика личностей, направленных на внешний мир и деятельность в нем, отличающихся преобладающим интересом к внешним объектам.
Циклотимики — психопаты, подверженные легкой форме маниакально-депрессивного психоза, настроение и жизненная активность которых в течение всей жизни повышены — гипоманиакальные психопаты. Их противоположность — дистимики (см. стр. 87-88).
Синтоники — (англ. Syntonic) — категория людей, настраивающих свою психику как бы в резонанс событиям, тону, частоте.


о холериках и меланхоликах
не забываем - автор психиатр!
он описывает поведение больных людей, но за ними проглядывает базовая структура психики - темпераменты
истерики в данном случае это холерики, а психастеники - меланхолики

Только отношения истерика и психастеника к общественному мнению различны. Истерик хочет обратить на себя внимание, добиться аплодисментов от окружающих, оказаться в центре событий, словом борется за свое признание у окружающих. В отличие от него психастеник всегда готов к отступлению. Он еще больше, чем истерик, нуждается в признании окружающих, но испытывает страх перед необходимостью борьбы за это. Охотнее он провалился бы сквозь землю; он краснеет, когда кто-то на него смотрит; не знает, что делать с собственными руками и самим собой; чувствует себя неловко; в голове возникает ощущение пустоты. Прежде чем он решится произнести хоть одно слово или сделать что-либо в данной ситуации, события уже успевают пройти своим чередом, (l'esprit d'escalier).
Уже само желание разорвать отношения с окружающими, отличающее психастеника от истерика (впрочем истерик довольно охотно в них вмешивается), указывает на пониженную жизненную активность. Можно было бы говорить о большей жизненной активности истерика и о меньшей у психастеника, если бы не тот факт, что в трудной ситуации психастеник (так же как и истерик) может мобилизовать свои силы и волю. Например, во время войны психастеники могут импонировать окружающим своей отвагой.

В итоге баланс показывает, что истерики в целом отличаются большей безмятежностью, чем психастеники, и обладают большей, чем они, жизненной энергией.


Как мы пытались рассказать выше, проблема «автопортрета» является основным вопросом как в жизни истериков, так и в жизни психастеников. У первых он обычно отличается более светлыми красками, чем у вторых. Вероятно вследствие слабости и неразвитости «автопортрета» он в большей степени подвержен осцилляциям: то он светел, то он темен. У психастеников он обычно темнее и обнаруживает большую изменчивость. Способность видеть самого себя в черных красках вызывает специфическую направленность агрессии: ее копье направлено прежде всего против самого себя.


Недовольство самим собой, ощущение собственного ничтожества, поиски одобрения у окружающих, частые реакции в форме ощущения вины — все это не способствует хорошему настроению. Психастеники обычно не знают радости жизни. Они живут больше из чувства долга, только потому что они родились и поэтому необходимо все это как-то перенести. Жизнь их не балует и не особенно привлекает. Больше всего их радует похвала окружающих, ощущение хорошо выполненных обязанностей. В тех случаях, когда аутоагрессия особенно усиливается, утешением для них становится собственное терпение. На фоне практически постоянно пониженного настроения время от времени возникают кризисы депрессии, о которых уже говорилось раньше.

Истерик обычно рисует свой «автопортрет», пользуясь более светлой палитрой, чем психастеник. Его самооценка, как правило, выше, чем оценка окружающих, и в этом кроется источник многих конфликтов. Истерик чувствует себя обиженным, поскольку его «не ценят», «плохо понимают», «пренебрегают им». Если у психастеника доминирует чувство вины, и оно часто является главной причиной его пониженного настроения, то у истерика преобладает в настроении чувство обиды, и оно нередко приводит к конфликтам с окружающими.

У психастеника чаще наблюдается аутоагрессия, а у истерика простая агрессия. Если он совершает аутоагрессивные поступки (истерические самоубийства), то они обычно являются следствием невозможности внешней разрядки агрессии или желанием показать окружающим, какой он бедный и обиженный (самоубийство как зов о помощи).

Подобно ребенку истерик легко переходит из одного крайнего состояния в противоположное. Палитру его эмоционального колорита можно назвать скорее ограниченной, и поэтому истерик относительно легко достигает ее крайних спектров: от предельного отчаяния он переходит (нередко из-за ничтожной причины) к беспредельной радости, от восторженной любви — к смертельной ненависти. Благодаря такой неустойчивости эмоциональные депрессии истериков, как правило, кратковременны, в отличие от психастеников, у которых депрессии, связанные с негативным восприятием самого себя отличаются большой продолжительностью.


Своеобразной трагедией истерика является то, что он постоянно нуждается в признании окружающих. Он борется за него стилем поведения, манерой речи, эмоциональной экспрессией и т.д. Он старается всеми силами обратить на себя внимание окружающих, стремится быть обласканным, а добивается обычно противоположного эффекта — его отвергают. Само слово «истерик» звучит уничижительно. Социальное окружение обычно стремится к нивелированию различий: того, кто возвышается, оно стремится принизить, а того, кто принижен — возвысить. В то время как психастеники обычно пользуются любовью окружающих, истерики воспринимаются окружающими с трудом. Очевидно, что бывают исключения, например, так называемые «добродушные» истерики, которые благодаря своему добродушию и инфантилизму пользуются общей симпатией окружающих.



#16 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 18:26

Кемпинский А. "Меланхолия"

к вопросу о связи аспектов физического мира и псих. функций, на примере пространства

Проблема жизненного пространства является одной из важнейших в биологии. Каждое биологическое существо должно обладать определенным жизненным пространством. Невозможно выращивать дерево в цветочном горшке, потому что оно может выродиться или погибнуть. В течение последних лет проводились многочисленные исследования поведения животных, принадлежащих к различным филогенетическим формам (от низших до высокоразвитых) в условиях ограниченного пространства. В таких условиях животные гибли, переставали размножаться, у них обнаруживались сексуальные аномалии и повышенная агрессивность и т. д.

Определение жизненного пространства человека невозможно свести к установлению конкретных размеров необходимой ему площади в квадратных метрах. Несомненно, что важнейшую роль играет ощущение индивидуального пространства, то есть ощущение пространства, в котором обеспечивается полная свобода перемещения. Ощущение свободы и раскованности в большой мере зависит от характера эмоциональных отношений человека с окружающими. Когда человек находится в обществе людей, которых он любит, его жизненное пространство представляется обширным и в нем он может перемещаться без каких-либо ограничений, проявляя в полной мере свою жизненную активность. В отличие от этого, в чужом для него обществе человек чувствует себя скованно, грустно и тоскливо. Ему хочется бежать от такого окружения.

Ощущение свободы и раскованности не является равнозначным в отношении определения размеров жизненного пространства. Человек может располагать ограниченным пространством и чувствовать себя хорошо, и наоборот, располагать большим пространством, но чувствовать себя скованно (например, в цыганской кибитке или в королевском дворце). Поэтому следует различать два понятия: реальное (физическое) и переживаемое пространство. Физическое пространство не зависит от актуальных переживаний конкретного человека и всегда остается таким, каким и было. В отличие от этого, размеры переживаемого пространства могут изменяться в соответствии с характером переживаний и, особенно, в соответствии с динамикой эмоционально-чувственных установок по отношению к окружению.
Если преобладают положительные ощущения восприятия, то окружающий мир кажется привлекательным, человек испытывает желание слиться с ним, и переживаемое пространство Увеличивается в размерах. В таком состоянии человек испытывает радость, его жизненная активность возрастает, себя он чувствует свободным, ничто его не угнетает. В верхней точке проявления установки «к» он испытывает ощущение растворенное™ в окружающем его мире, образует вместе с ним одно Целое. Исчезает граница, отделяющая «Я» от внешнего мира.

Стремление соединиться с окружением вызывает экспансию переживаемого жизненного пространства, связанную с убеждением, что этим пространством является весь мир.
Ситуация становится противоположной, когда преобладают отрицательные ощущения восприятия. Тогда окружающая среда кажется отталкивающей, а у человека появляется желание уничтожить ее или скрыться. Он замыкается в себе, установка аутизма начинает доминировать над установкой синтонизма. Переживаемое пространство становится все теснее, человек ограничивается в своих контактах только теми, кто его не раздражает. Таких лиц становится все меньше, так что в конце концов он остается совсем один, замыкается в себе и чувствует себя одиноким во враждебном окружении. Вследствие стесненности переживаемого пространства его взаимодействие с окружением слабеет, а с ним слабеет и его жизненная активность, что вместе с негативными эмоциями усугубляет ухудшение настроения.

Размерность жизненного пространства тесно связана с чувствами, испытываемыми по отношению к окружению и с актуальным настроением. Обычно трудно определить, какая из этих причин является главной, что является причиной и что следствием. Пониженное ли настроение вызывает отрицательные эмоции по отношению к окружению и усиление ощущения стесненности переживаемого жизненного пространства, или стесненность жизненного пространства вызывает формирование отрицательных эмоций к окружению и ухудшает настроение.

Потребность обладания реальным физическим пространством связана с особенностями процессов энергетического метаболизма, а потребность обладания переживаемым пространством — с особенностями процессов информационного метаболизма. Для того чтобы энергетический обмен осуществлялся без нарушений, живой организм должен обладать определенным физическим пространством, иначе он погибнет от голода. В более стесненных условиях наблюдаются задержки в развитии живых организмов, усиливается взаимная агрессивность и острота борьбы за обладание жизненным пространством, поскольку от этого зависит само существование. В то же время для создания необходимых условий информационного обмена между организмом и окружающей средой принципиальным вопросом становится возможность реализации потребности сближения или удаления от окружения.

Если преобладает установка отношений к окружению типа «от», то автоматически происходит редукция информационного метаболизма. В случае преобладания установки типа «к» метаболизм усиливается. Поэтому для процессов информационного метаболизма более важным является размерность переживаемого пространства, чем реального физического. Человек должен бояться не столько перенаселенности земного шара, сколько собственного страха и ненависти, закономерно приводящих к уменьшению размерности переживаемого пространства.



#17 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 18:38

Кемпинский А. "Меланхолия"

Ослабление информационного метаболизма

Ослабление жизненной активности охватывает в целом все функции организма прежде всего те, которые являются самыми сложными и наиболее молодыми в филогенетическом и онтогенетическом развитии, то есть функциональные структуры, связанные с информационным метаболизмом. В состоянии депрессии мышление становится тяжелым, больного не покидают неприятные мысли и от них невозможно отвлечься. Теряется способность создания новых функциональных структур, а концептуальная и творческая деятельность становится вообще невозможной. Больной может в лучшем случае ограничиться наиболее рутинной интеллектуальной деятельностью, не требующей больших умственных усилий.

При тяжелых депрессиях даже такого рода деятельность становится невозможной. Мыслительные способности притупляются, все вокруг становится серым и бесцветным, сознанием воспринимаются только неприятные события. В связи с ослаблением процессов перцепции ослабевают также способности к созданию в памяти новых записей информации. Больной жалуется, что ничего не помнит и все забывает, что у него в голове пустота, где гнездятся одни только черные мысли.
Как уже говорилось, ослаблению жизненной активности непосредственно сопутствует нарушение процесса выбора альтернатив среди функциональных структур, поскольку принятие решения является действием, требующим наибольших энергетических затрат. В состоянии депрессии даже простейшие решения, обычно не требующие никаких усилий и происходящие скорее на уровне подсознания (такие, например, как решения, связанные с повседневной деятельностью и выполняющиеся почти автоматически), становятся трудными и требуют максимальной мобилизации организма. Иногда у больного все силы, необходимые для принятия решения, оказываются сосредоточенными на одном — последнем решении — «Жить или не жить?» Все его мысли кружат вокруг этого вопроса.

Процессы, связанные с информационным метаболизмом, в состоянии депрессии затормаживаются пропорционально глубине развития депрессии. Усвоение информации, создание новых информационных записей в памяти, формирование новых функциональных структур, сравнение и выбор альтернатив, а также их реализация — все это происходит как при замедленной проекции кадров фильма. Движения становятся тяжелыми и заторможенными, в крайних случаях можно столкнуться с полной обездвиженностью {stupor melancholicus). Иногда, когда психические элементы (ритм смены дня и ночи) берут верх над элементами жизненной активности (ритм смены времен года), течение депрессии становится особенно бурным и нередко страх проявляется в большей степени, чем печаль. Это вызывает двигательное возбуждение {depressio agitata).

При тяжелых депрессиях понижение жизненной активности проявляется не только в информационном, но и в энергетическом метаболизме. Обмен веществ замедляется, температура тела понижается, наблюдается дискинезия пищевода (отсюда характерные для депрессии запоры), иногда даже нарушается кровообращение. Происходят биохимические изменения в организме, что является предметом продолжающихся исследований, однако полученные результаты не позволяют принять убедительную концепцию.


Среди отрицательных факторов влияния среды следует выделить физические и психические. Первые имеют отношение прежде всего к энергетическому метаболизму, а вторые — к информационному. К неблагоприятным физическим факторам следует отнести, например, разного рода механические и химические травмы, вирусные и бактериологические инфекции и т. д., нарушающие процессы энергетического обмена в организме. Косвенно они влияют и на информационный обмен. Человек, страдающий соматическим заболеванием, обычно находится в пониженном настроении, отказывается от контактов с окружающими (что снижает интенсивность информационного метаболизма), испытывает страх (биологический страх) и т. д.

Психические травмы можно рассматривать как сигналы или совокупность сигналов, поступающих из внешней среды и нарушающих обычный порядок информационного обмена. С одной стороны, уменьшается интенсивность обмена, а с другой — этот процесс подвергается характерным искажениям, для которых свойственно постоянное повторение одних и тех же патологических функциональных структур, не адекватных условиям окружающей среды. Вследствие полученных психических травм нарушаются также интегративные функции нервной системы, что субъективно воспринимается как толчея мыслей, хаос в голове, неспособность к мышлению, ослабление памяти и т. д.

Нарушение процессов информационного метаболизма отражается на процессах энергетического метаболизма. При этом следует отметить, что оба типа метаболизма тесно взаимосвязаны друг с другом.Информационный метаболизм является как бы предшественником энергетического метаболизма. Информационный метаболизм затрагивает не только процессы взаимодействие организма с окружающей средой, он также реагирует на сигналы о внутреннем состоянии организма. Таким образом, воздействие каждого внешнего раздражителя отражается на функциях всего организма, и наоборот, деятельность внутренних органов отражается на процессах информационного обмена с окружающей средой. Такое принципиальное для медицины определение системной сущности психофизиологических процессов приводит к выводу о взаимозависимости обоих типов метаболизма.
Психическая травма отражается, таким образом, не только на характере взаимодействия организма с окружением, но и на деятельности внутренних органов. Как правило, такая травма вызывает вегетативно-эндокринную мобилизацию организма, отрицательно влияющую на деятельность отдельных органов человека вплоть до возникновения психосоматических заболеваний.



#18 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 20:04

Кемпинский А. "Меланхолия"

В сильно упрощенном виде эмоциональный стереотип поведения можно представить как сумму двух векторов, направленных в разные стороны — к внутреннему центру данной личности и наружу. Настроение взаимосвязано с результатом векторной суммы. Если ее знак положительный, то настроение повышается, а если отрицательный — понижается. Психическая травма увеличивает значение отрицательной составляющей вектора эмоционального состояния, изменяя его значение с положительного на отрицательное. Если внешние условия напоминают те, которые были связаны с ощущениями страха и ненависти по отношению к окружению, и если воздействие таких условий продолжается в течение длительного времени, то можно утверждать, что данная среда является травматической.

То же самое следует отнести к чувствам по отношению к самому себе. Если влияние окружения вызывает у человека утрату веры в себя, то вместо того, чтобы себя любить, он начинает себя ненавидеть и т. д. Таким образом, внешняя среда оказывает на него травмирующее воздействие. Чувства по отношению к окружению невозможно отделить от чувств, испытываемых к самому себе, как это следует из утверждения: «Возлюби ближнего как самого себя». Вектор эмоционального состояния всегда является двунаправленным: один его конец направлен внутрь своего «Я», а другой во внешний мир.


Формирование эмоциональных установок
Чувства постоянно меняются от отрицательных к положительным и обратно, поэтому изменение знака вектора эмоционального состояния не является достаточным критерием для оценки психических травм, поскольку их может вызвать самый незначительный повод. Только степень устойчивости отрицательных эмоциональных состояний указывает на то, что они имеют травматический характер.

Жизнь постоянно требует изменения эмоциональных установок, необходимых для общей ориентации в окружающей среде. Подобная ориентация является характерной как для мира людей, так и для мира животных. Именно на этой основе возникают более сложные формы взаимодействия с окружением. Устойчивость отрицательных установок затрудняет, а в крайних случаях делает вообще невозможным нормальное существование в таком окружении и создание новых форм взаимодействия с ним, из-за чего оказывается под угрозой сам процесс эволюции.

Негативные установки приносят вред, поскольку отвлекают значительно больше внутренних сил для мобилизации вегетативно-эндокринной системы организма, чем положительные эмоциональные установки, что в свою очередь также оказывает отрицательное воздействие на организм. Кроме того, все это сопровождается нарушением контактов с окружением, так как доминирующей становится установка «от» по отношению к окружению (то есть бегство или агрессия). Положительные установки при повышенной динамике тоже требуют мобилизации вегетативно-эндокринной системы, но не в такой степени, как при установках типа «бегство-агрессия». Кроме того, в них доминирует тенденция к сближению и взаимодействию с окружением.

Устойчивые позитивные установки могут оказывать не только положительное, но и неблагоприятное воздействие на людей и животных. Существо с такой ориентацией поведения не смогло бы избежать травм и опасностей, исходящих от окружающего мира, и тем самым было бы обречено на гибель. Человек чаще придерживается отрицательных установок, а не положительных, может быть, потому, что отрицательные эмоции соответствуют в целом большей динамичности поведения, чем положительные эмоции.

Для того чтобы отрицательные эмоциональные установки приобрели устойчивость необходимо, чтобы травма была достаточно сильной, а это чаще всего происходит при соответствующих эмоциональных ситуациях (динамический эмоциональный стереотип).


Повторение предпосылок, соответствующих ранее полученной травме, вызывает ее активацию уже как устойчивой болезненной реакции. Например, когда трусливый или неуверенный в себе человек сталкивается даже с незначительными трудностями или с критикой окружающих и т. д., то его «автопортрет», выдержанный и без того не в очень светлых тонах, мгновенно «темнеет». Такой человек утверждается в самом неблагоприятном о себе мнении и становится еще более чувствительным к критике. Человек, испытывающий недостаток чуткого к себе отношения, ищущий душевного тепла у окружающих, столкнувшись с равнодушием или очевидной враждебностью, ощущает еще больший дефицит заботливого внимания, чувствует себя обиженным и отвергнутым. Человек с чрезмерным честолюбием, постоянно испытывающий желание быть первым, намного тяжелее переносит неудачи, чем привыкший к поражениям и обидам. Обида сильнее всего ранит того, кто уже с детства реагирует обидой на травмы, наносимые окружающими, а не того, кто не подвержен таким чувствам.



#19 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 20:15

Кемпинский А. "Меланхолия"

Установка «над»
Одна из основных потребностей человека заключается в том, чтобы навязать собственные представления о порядке своему окружению: изменить мир «по образу и подобию своему». Так проявляется влияние упоминавшейся ранее установки «над», которую в отличие от установок «к» и «от», наблюдающихся также и в животном мире, можно считать особенностью человека. Благодаря силе влияния этой установки возникает культура, и благодаря ей человек выходит за пределы своей конкретной жизни. Его прошлое и будущее простираются далеко за границы его жизни (происхождение культуры и трансцендентность стремлений человека).

Попытка изменить мир не является легкой задачей. При реализации установки «над» человек встречается с сильным сопротивлением окружающей среды. Каждый человек по-своему пытается изменить окружение, и с этим связано начало многих конфликтов между людьми и сопутствующая им фрустрация. Ощущение собственного бессилия в попытках изменить облик мира приходит раньше, чем ему удается выполнить хотя бы малую часть своих планов. Бессилие поначалу вызывает повышенную агрессивность по отношению к окружению, которая рано или поздно оказывается исчерпанной, и ее место занимают безразличие и покорность, а окружающий мир уже не привлекает к себе, а отталкивает.

Обычные условия реализации установки «над» предполагают, что на одних полях «жизненных сражений» человек одерживает победы, а на других — сам оказывается побежденным. Он преобразует окружающий мир и меняется вместе с ним. Но если установка «над» связана с избыточной эмоциональной нагрузкой, что зачастую происходит при неудовлетворенности установки типа «к», то легко осуществляется генерализация чувств. Чувство поражения и ощущение собственного бессилия выходят за пределы поля «проигранного сражения» и распространяются на весь окружающий мир.
Невозможность реализации установок «к» и «над» вызывает у человека ощущение одиночества. Утратив возможность любить или созидать, он чувствует себя чужим в окружающем его мире, не видит перед собой никаких целей, и его жизнь становится пустой, лишенной любви и вместе с этим своих красок.


Принципиальное различие между человеком и животными, включая высших млекопитающих, относится именно к информационному метаболизму, а не к энергетическому метаболизму. Именно здесь главным образом происходит эволюция человека. В течение всей жизни человека, а не только во время его молодости, возникают новые функциональные структуры информационного метаболизма. Благодаря этому человек постоянно развивается. Темпы образования таких структур, конечно, выше в молодости, чем в старости. Тем не менее их образование происходит до самой смерти человека. Его индивидуальную эволюцию нельзя задержать. Энергетический метаболизм в большей степени подвержен процессам старения, чем информационный.

Функциональные структуры информационного метаболизма связаны прежде всего с процессами взаимодействия организма и окружающей среды: это вытекает непосредственно из сущности метаболизма, под которым понимается совокупность процессов обмена информацией между организмом и средой. Изоляция от внешнего мира, замыкание в самом себе приводит в конечном итоге к ослаблению и даже полному прекращению обмена информацией со средой. Крайним выражением подобной ситуации является хроническая шизофрения. Замыкание эмоциональных отношений на самом себе угрожает сущности процессов информационного метаболизма. Чувства должны быть направлены прежде всего вовне, поскольку только в этом случае возникает взаимодействие с окружением, формируются новые формы этого взаимодействия, и следовательно, создаются предпосылки эволюции индивидуума.


Следует также признать, что живой организм еще до того, как он вступает в отношения информационного обмена с окружением, уже обладает миром внутренних переживаний. Таким образом, в памяти, казалось бы, должны сохраняться определенные фрагменты этого мира, скорее всего биологически обусловленные или возникшие в ходе человеческой эволюции. Судя по всему, именно на этом базируется концепция архетипов Юнга. Информационный метаболизм участвует как бы в образовании поверхностного слоя переживаний человека, а его ядро образуют переживания, непосредственно связанные с самим фактом его существования. Вопросом, имеющим скорее философский характер, является установление, в какой степени наше представление об окружающем мире обусловлено внешними раздражителями и в какой степени воздействием этих таинственных фрагментов, являющихся первичными и субъективными аспектами нашего бытия.


Нам неизвестно, в какой степени является «закодированным» в генетическом плане моральный порядок, которым руководствуется человек. Вероятно, что некоторые основные тенденции, обнаруживающиеся при формировании высших систем самоконтроля, обусловлены генетическими факторами. Данные тенденции имеют положительную корреляцию с ин-троверсией и отрицательную — с экстраверсией. Интроверты более склонны к самоконтролю, чем экстраверты, и менее уверены в своем моральном порядке. Им также в большей степени свойственны сомнения и моральные колебания. Система морального самоконтроля у них более развита, но одновременно и менее стабильна. Вероятнее всего эти черты обусловлены особенностями конституции.


Кроме этого существуют несомненные отличия, обусловленные расовой принадлежностью и особенностями конституции, а также климатом, культурно-экономическими факторами и т. д., оказывающими влияние на отношения между настоящим, прошлым и будущим. Представители белой расы, особенно живущие на Севере, менее живут настоящим, а более прошлым и будущим. Отсюда берет свое начало тенденция преобразования действительности в соответствии со своим планами (проекция в будущее) и склонность к уважению традиций (связь с прошлым). В то же время представители черной расы более живут настоящим, откуда происходит их свобода в обращении с пространством. Их движения отличаются большей свободой и гармонией, чем у людей белой расы. Прошлое и будущее не играют у них той роли, что у белых, зато большое значение имеет настоящее.

Люди пикнического (плотного, тучного) телосложения более ориентированы на настоящее время, чем люди астенического (высокий рост, слабая мускулатура) телосложения. Если принять способности обращения к прошлому и настоящему как признаки эволюции человека, то следовало бы также признать, что большие способности к эволюции у некоторых людей обусловлены особенностями их конституции. Обычно и генезис депрессии имеет свои отличия у личностей циклотимического типа с пикническоим телосложением по сравнению с личностями шизотимического типа с астеническим телосложением. У циклотимиков среди факторов, вызывающих депрессию, на первом месте следовало бы упомянуть нарушение эмоциональных связей с окружением (например, потеря близкого человека). В отличие от них, у шизотимиков на первом месте находятся причины, связанные с эмоциональными отношениями к самому себе (проблемы «автопортрета», совести, фрустрации, творческих установок, деспотизма личности и т. д.).



#20 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 20:53

Кемпинский А. "Меланхолия"

Мера пространства устанавливается в процессе человеческой деятельности. Ощущение протяженности пространства возникает благодаря экспансии человека в окружающий мир. Чем стремительней экспансия, тем больше пространство, принадлежащее человеку, поэтому оно находится в непосредственной зависимости от его жизненной активности. Поза печального человека — это съежившаяся, уменьшившаяся в размерах фигура, вокруг которой как бы съеживается окружающий мир. Наоборот, веселый человек как будто сам подрастает, и вместе с ним увеличивается в размерах окружающий мир.

Здесь опять можно обнаружить общие свойства с особенностями восприятия времени. Пространство также находится в зависимости от событий и их изменчивости, происходящих на данном отрезке времени, а значит — от характера человеческой деятельности. Размерность пространства связана только с активной деятельностью человека, а размерность времени имеет отношение, как к активному, так и к пассивному состоянию. В последнем случае принимается во внимание изменчивость внешних условий, в то время как для восприятия размерности пространства обязательным является наличие экспансии в окружающий мир и движение


С формированием пространственных структур связаны также процессы принятия решения. Любое движение в пространстве требует предварительного принятия решения: приблизиться или удалиться, пойти вперед или назад, влево или вправо, наклониться или выпрямиться и т. д. Чем легче принимаемое решение, тем просторнее и свободнее воспринимается окружающий мир. Если же решение является сложным, то происходит замыкание пространства. Открытое пространство дает большую свободу движения. Не надо задумываться о том, куда двигаться, поскольку дорога открыта всюду. Напротив, замкнутое пространство лишает человека свободы движений. В состоянии депрессии пространство замыкается, поэтому в нем особенно трудно передвигаться, любое решение требует невероятных усилий. Доходит до того, что человек прекращает вообще двигаться, застывает без движения. Самые простые занятия становятся трудными и требуют максимального напряжения воли для их выполнения. Трудность принятия решения связана прежде всего с тем, что жизненная активность во время депрессии значительно понижается, а для принятия решения требуется определенное усилие.


Жизненная активность и настроение во многом зависят от условий среды. Однако по своей сути жизненная активность является настолько важным элементом жизненных процессов, что от нее зависят условия среды. Когда жизненная активность человека велика, то и условия среды становятся более содержательными и разнообразными, благодаря тому, что усиливается экспансия в окружающий мир. При понижении динамики, вследствие уменьшения пространства внешнего мира, происходит одновременная редукция ситуационных условий. Человек начинает избегать контактов с другими людьми, становится более ранимым, его адаптивность ослабевает и вследствие этого он не может выбраться из тени к свету и продолжает пребывать в травматическом состоянии и т. д.


Характерным для состояний страха и агрессивности, вызванных возбуждением соответствующих анатомических структур, является своеобразная редукция поля зрения, которое оказывается ограниченным только тем, что имеет непосредственное отношение к предмету, вызвавшему отрицательные эмоции. Образ мира становится темным, и только ограниченная область, непосредственно связанная с источником страха и агрессии, остается светлой. Животное как будто ничего не видит кроме этой области. Это ночной мрак, нарушаемый вспышками молний сильных чувств.
Аналогичная редукция образа мира наблюдается у человека под влиянием сильных эмоций, особенно негативных. Мир человека в таком состоянии становится темным как ночь. В области света (нередко поразительно яркой) остается только то, что возбуждает страх или ненависть.


У людей с плотным, монолитным, синтоническим телосложением, то есть отвечающим кречмеровскому определению циклотимического типа, что обычно также связывается с полной фигурой (пикники), трудно добраться до их «обратной стороны медали», то есть открыть то, что скрыто в темноте подсознания. Намного легче этого добиться у людей с конституцией, принципиальными особенностями которой является противоречивость, потенциальная предрасположенность к шизофрении, большая оторванность от действительности. Строение тела таких людей отличается угловатостью (преобладают вытянутые пропорции). У них «обратная сторона медали» «просвечивает» сквозь подсознание и им бывает очень трудно примирить внутренние противоречия. Во время депрессии у таких людей легко обнаруживается «мрак» подавляемых чувств.



#21 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 21:05

Кемпинский А. "Меланхолия"

(гипотеза о роли сна)
Применительно к информационному метаболизму труднее применить прежнюю модель, поскольку сон означает понижение информационного метаболизма практически до нуля. Организм отключается от внешнего мира, и его деятельность оказывается направленной на живой организм. Нельзя, однако, исключить, что такая изоляция необходима для накопления и систематизации информации, полученной извне в состоянии бодрствования. Отсутствие сна вызвало бы хаос, какой в определенной степени мы испытываем перед тем как заснуть.


Временная локализация приятных и неприятных чувств в осцилляции процессов ассимиляции и диссимиляции

Приятные чувства, связанные с удовлетворением потребностей первого закона биологии, являются по существу результатом победы отрицательной энтропии организма над отрицательной энтропией окружающей среды. Каждый живой организм утверждает в природе свой собственный порядок ценой разрушения порядка, присущего окружающему миру. Этот процесс является обоюдным: в информационно-энергетическом обмене с окружающей средой отрицательная энтропия то возрастает за счет окружения, то снова уменьшается, увеличивая отрицательную энтропию окружения. Процессы ассимиляции и диссимиляции осуществляются одновременно.

Удовлетворение потребностей организма является кульминационной точкой, после которой анаболические процессы начинают преобладать над катаболическими. Однако для того, чтобы достичь этой точки, организм должен совершить усилие, требующее дополнительной энергии, а значит преобладания катаболических процессов над аболическими. Состояние удовольствия, однако, не может продолжаться слишком долго, сытость несет с собой чувство тоски и беспокойства, возрастает
потребность деятельности, а значит — перехода к фазе преобладания катаболических процессов. Начало активной деятельности связано с положительным эмоциональным состоянием. Таким образом, анализируя субъективные аспекты осцилляции процессов ассимиляции и диссимиляции, можно увидеть, что эмоциональное состояние связано не с процессами, а с чередованием их фаз. И не всегда эти чувства оказываются однозначными, то есть приятными.

Иногда переход от фазы ассимиляции к фазе диссимиляции оказывается соединенным с неприятными эмоциями, например, беспокойством, страхом, агрессией. Примером такого рода переходных состояний является внешний рефлекс. Внешний раздражитель вызывает разрушение прежней организации взаимодействия с окружающей средой, а значит, вызывает в процессе информационного метаболизма переход от фазы ассимиляции к фазе диссимиляции. Субъективно этот переход воспринимается как состояние временного беспокойства, напряжения, раздражения, а при сильном внешнем раздражителе даже может вызвать чувство страха или паники. Если же какой-то вид деятельности продолжался длительное время и человек этим утомлен, то внешний раздражитель воспринимается с чувством облегчения и с интересом. Он становится сигналом перехода к новой структуре взаимодействия с окружением, сигналом изменения слишком долго существовавшего status quo.



#22 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 21:06

Кемпинский А. "Меланхолия"

Чувства «приятные» и «неприятные» в информационном метаболизме
В информационном метаболизме положительные эмоциональные состояния сопутствуют тем процессам, которые характеризуются увеличением отрицательной энтропии, а значит связанным с упорядочением информации или с установлением гармонии в переживаниях. Хаос и отсутствие внутреннего порядка, невозможность удаления избыточной информации и т. д. вызывают обычно состояние раздражения и беспокойства.

В данном случае также действует принцип изменчивости. Порядок, даже если он поддерживается длительное время, становится в конце концов мучительным, человек испытывает потребность вырваться из него, тоскует о чем-то необычном, неожиданном, шальном, необузданной свободе, экстазе и т. д. Это так называемые пути Аполлона и Диониса по Ницше. Оба переплетаются друг с другом в жизни человека, так же как и в жизни социальных групп.

Большая степень упорядоченности в целом имеет отношение к дневной активности, что кажется вполне понятным, так как активность в состоянии бодрствования требует определенного порядка, кроме того, данный порядок диктуется внешними условиями. Собственный порядок организма совмещается с внешним порядком и обычно последний оказывается доминирующим.

В состоянии отдыха дезинтеграция увеличивается. Мысли, фантазии, чувства свободно возникают, и так же свободно между ними устанавливаются разнообразные связи, поскольку с внешней стороны не испытывается влияние существующего там порядка. Отказ от взаимодействия с окружающей средой по существу приносит победу внутреннего порядка, но вследствие самого факта отказа от информационного обмена с окружением этот порядок имеет высокий уровень дезинтеграции. Требуется большое усилие воли, необходима внутренняя собранность для того, чтобы восстановить в этом дезорганизованном внутреннем мире необходимый собственный порядок, а не порядок индуцированный извне.

Установление собственного порядка вместо существующего во внешней среде, как правило, связано с приятными чувствами. Лучшим примером этого является творческий труд. Когда удается привести в порядок свои мысли, а тем более реализовать их, преобразуя окружающий мир в соответствии с собственными замыслами, то, как правило, наступает состояние удовлетворенности. Это удовлетворение от победы над внешней средой и над самим собой. В известной степени такое состояние удовлетворенности напоминает ощущения, испытываемые при удовлетворении основных биологических потребностей. Тогда особенно сильно ощущается вкус жизни, связанный с ростом негативной энтропии и победой над самим собой и окружающей средой. Как в информационном, так и в энергетическом метаболизме, победа собственного порядка над порядком окружающей среды связывается с чувством приятного.

Однако такая победа никогда не бывает полной. В случае энергетического метаболизма состояние удовлетворенности быстро проходит, появляются новые потребности, а вместе с ними необходимость деятельности. Организм ненасытен в своем стремлении преобразовать окружающий мир с целью установления своего собственного порядка. Отсюда берется потребность активности и закономерность осцилляции анаболических и катаболических процессов. В случае информационного метаболизма победа над окружающей средой связана с победой порядка окружающей среды над порядком организма. Полученное «произведение» является случайным для обоих порядков. Даже если порядок, который мы стараемся навязать окружению, является только умозрительным, чувственным или воображаемым, то уже самим фактом того, что он проявляется как бы вне нас, в мире «человеческого сообщества», он становится элементом порядка окружающей среды. Он уже не настолько индивидуален, поскольку устанавливается под влиянием законов, действующих в окружающем мире.
Еще более очевидно необходимость упорядочения негативной энтропии окружающей среды проявляется тогда, когда действие функциональных структур выходит за пределы внутреннего мира (то есть мысли, мечты и чувства), когда они приобретают характер внешнего движения, а затем информации, воспринимаемой окружением. Независимо от характера движения: то ли оно проявляется в высших формах, то есть в слове, то ли в форме точного движения руки или всего тела, но оно должно подчиняться законам, действующим в окружающем мире. То, что не подчиняется этим законам, вызывает смущение, удивление, возмущение и смех. С этим связано наше восприятие поведения психически больных как странного и удивительного. Их сигналы, управляющие движением, не приведены в соответствие с законами, принятыми в обществе.



#23 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 21:10

Кемпинский А. "Меланхолия"

НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО МЕТАБОЛИЗМА
«Управляю» и «управляюсь»

Информационный обмен с окружающей средой основан на закономерном чередовании установок «управляю» и «управляюсь». Каждый сигнал, передаваемый нашим организмом, несет в себе информацию как о внутреннем порядке, так и о порядке окружающей среды. По мере увеличения интенсивности процессов информационного обмена с окружением увеличивается власть человека над своими «произведениями». С этой точки зрения мысли, чувства, мечты и т.д. в большей степени принадлежат человеку, чем слова, поступки или разного рода формы поведения.

Наша власть над собой становится максимальной во время сна, поскольку в это время интенсивность информационного обмена падает практически до нуля, в то время как в субъективном плане происходит обратное: власть над собой оказывается полностью утраченной, действия во время сновидения развиваются независимо от нашего сознания, на них невозможно повлиять, и они не подчиняются нам.

После дурного сна пробуждение приносит облегчение, поскольку мы возвращаемся к действительности, на которую хотя бы незначительно можем повлиять. Порядок, существующий в мире сновидений, отличается большей индивидуальностью, чем порядок в мире бодрствования, поскольку на него не оказывает непосредственного влияния порядок, существующий в окружающей среде. В то же время мы воспринимаем его как чуждый нам, еще более непонятный или поражающий своим содержанием.

То, что было наиболее интимным, оказывается выставленным напоказ и благодаря этому становится такой же реальностью как явь хотя и переживается по-другому, поскольку к ней невозможно прикоснуться, невозможно ее изменить или оказать на нее влияние. Если наяву мы по крайней мере можем хотя бы грубо проследить, как устанавливается определенный порядок нашей деятельности, и даже обладаем над этим порядком некоторой властью, то во время сновидений мы совершенно не знаем, как этот порядок формируется — он нам является уже в готовом виде.

Кроме того, это порядок совсем иного рода, чем существующий наяву. Во время сна не воспринимается хаотичность и необычность его структуры. Нередко только после пробуждения обнаруживается его бессмысленность, если мы в состоянии понять это, поскольку обычно, вероятно вследствие того же различия порядков, трудно или даже невозможно понять содержание сновидений. После возвращения в состояние бодрствования содержание сновидений в нашей памяти передается более глубоким слоям психики.

По мере пробуждения сознания содержание сновидений передается подсознанию.
Для нас привычен порядок, существующий в мире наяву, он нам понятен, как светлый день. Но это не совсем наш порядок, поскольку, как уже говорилось, он возникает во время процессов информационного метаболизма в ходе взаимодействия внутреннего и внешнего порядков. Порядок нашего внутреннего мира бодрствования является одновременно порядком мира человеческого сообщества.



#24 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 21:43

Кемпинский А. "Меланхолия"

Автономия процессов ассимиляции и диссимиляции в информационном
и энергетическом метаболизме


Порядок мира сновидений вследствие прекращения процессов информационного метаболизма с окружающей средой становится по сути своей сугубо индивидуальным. Его можно назвать результатом анаболической функции информационного метаболизма. Отрицательная энтропия организма достигает здесь своего максимума, поскольку не подвергается воздействию отрицательной энтропии окружающей среды. Такой порядок устанавливается автономно, аналогично подобным процессам энергетического метаболизма. Точно также мы не можем повлиять на процессы синтеза белка или на возникновение сновидений.

Процессы ассимиляции и диссимиляции происходят автономно. Диссимиляция как энергетических, так и информационных структур происходит вне пределов нашего сознания и без участия нашей воли. Мы не в состоянии остановить процессы фиксации и ослабления чувств, подобно тому, как мы не в состоянии повлиять на их возникновение. Наше сознание, а с ним и сила воли, сосредоточены на рубеже, разделяющем наш внутренний мир от мира внешнего.

Что касается энергетического метаболизма, то человек подобно животным, в состоянии выбрать необходимую для себя пищу, но процессы ассимиляции находятся уже за пределами нашего сознания, также как и катаболические процессы, в ходе которых происходит распад веществ, из которых состоит организм, для выделения энергии необходимой для жизни. Аналогично при информационном метаболизме мы понимаем, какую информацию получаем из окружающей среды и что возвращаем ей в форме сигналов. Однако сам процесс формирования функциональных структур на основе полученных сигналов находится большей частью вне пределов нашего сознания. То же самое следует отнести и к процессам разрушения существующих структур.

Не все сигналы, принимаемые организмом и выходящие из него, доходят до сознания, поскольку существуют раздражители, действующие ниже порога чувствительности, которые затем ассимилируются нервной системой, но не активизируют ее деятельность в такой степени, чтобы вызвать реакцию сознания, несмотря на то, что определенным образом оказывают влияние на активность организма. Существуют также сигналы, которые формируются и передаются организмом в окружающую среду автоматически и не фиксируются сознанием, поскольку благодаря постоянному повторению и закреплению вызывают активность только части сигнальной системы необходимой для реализации данной функции и, таким образом, остаются за пределами сознания. С этим, между прочим, связано несовпадение того, что воспринимается окружением, и того, что в соответствии с субъективным восприятием передается в окружающую среду.


Окружение воспринимает прежде всего сигналы, которые передаются чаще всего, а значит, по большей мере автоматически. В то же время субъект- испытывает ощущение, что в окружающую среду передаются прежде всего наиболее редкие и новые сигналы, требующие предельной мобилизации сигнальной системы, так как только они воспринимаются сознанием. Все, что воспринимается сознанием, происходит главным образом на границе между внешним и внутренним миром. Очевидно, что мы можем проследить за ходом наших мыслей, работой воображения, возникновением чувств и даже стараемся этими процессами управлять. Однако когда оказываемся в состоянии уяснить себе эти структуры, мы видим, что они уже давно существуют, а сам процесс их возникновения происходил за пределами нашего сознания.

То же самое относится и к катаболическим процессам. От определенных структур мы стараемся избавиться, то ли оставляя их вне нашего внимания, а затем — памяти, то ли делегируя их во внешний мир в форме того или иного акта. Попадая в «общий мир» функциональные структуры утрачивают свой индивидуальный характер и попадают в сферу действия законов окружающей среды.

Однако мы можем наблюдать, как наши функциональные структуры подвергаются разрушению, оказавшись в окружающей среде. Они подвергаются разрушению уже на этапе их создания, поскольку они должны соответствовать структурам обязательным для окружающей среды. Они разрушаются в ходе самого процесса их реализации (например, когда мы пытаемся придать нашей мысли соответствующую словесную форму). Они подвергаются деформации под влиянием естественных фильтров среды. Наконец, в ходе непрерывного информационного обмена мысли вытесняются в область памяти и там тоже частично подвергаются разрушению.

Большая часть функциональных структур гибнет в пределах собственного внутреннего мира, но и здесь процесс их разрушения нельзя назвать очевидным. Вначале они исчезают из поля сознания, их фрагменты появляются в сновидениях, влияют на формирование наших эмоциональных установок и основ поведения. В конце концов они, вероятно, подвергаются полному разрушению, так что их восстановление становится невозможным.

Функциональные структуры, требовавшие нашего полного внимания (например, в детстве), сегодня уже невозможно воссоздать, из их фрагментов сформировались новые структуры. Однако и мы уже не можем переживать и вести себя так, как малые дети. Такого рода ощущения и поведение можно вызвать в гипнотическом трансе. Данный факт несколько противоречит приведенной выше гипотезе о разрушении функциональных структур.

С другой стороны, трудно себе вообразить, что все то, что мы пережили в течение нашей жизни, будет сохраняться вечно и не подвергнется разрушению. Емкость центральной нервной системы как хранилища информационных записей в нашей памяти является колоссальной, тем не менее избыточная нагрузка на механизмы памяти сказалась бы отрицательно на оперативности и интенсивности информационного метаболизма. Кроме того, «неразрушаемость» функциональных структур пришла бы в противоречие с диалектикой процессов строительства и разрушения, то есть с принципами существования материи. В энергетическом метаболизме структурные элементы существуют крайне ограниченное время, тогда как сами структуры сохраняются в течение всей жизни организма, а если речь идет в генетическом плане, то даже дольше, чем жизнь отдельного индивида.

Рассматривая информационный метаболизм со стороны, то есть как нейрофизиологическое явление, можно обнаружить аналогичные (может быть даже меньшие) временные характеристики существования структурных элементов. Едва нервная клетка успевает в ответ на приходящие к ней сигналы сформировать ответный сигнал в бинарной форме (в соответствии с законом «все или ничего», или в двоичном коде «1 — 0», или «да — нет»), как этот сигнал уже начинает испытывать влияние энтропии, распространяясь по многим каналам и вызывая в различных местах реакции возбуждения или торможения. Процесс формирования сигнала и его диссипации* составляет десятые доли секунды. Зато при обмене информацией между анаболическими и катаболическими процессами ритм осцилляции намного слабее, чем при энергетическом обмене.

* Диссипация — рассеивание энергии.

Относительной стабильностью отличаются в процессах информационного метаболизма пространственно-временные структуры, связанные с диссипацией сигналов возбуждения и торможения, но и они обычно быстро распадаются, поскольку не привлекаются с достаточной частотой к участию в процессах передачи сигналов нервной системы (в формировании коммуникаций). Степень их устойчивости, вероятно, может быть охарактеризована определенным градиентом, который в значительной степени обусловлен биологической значимостью данной структуры. Например, функциональные структуры, связанные с процессом письма, являются менее устойчивыми, чем структуры, связанные с приемом пищи. Нарушениями более устойчивых структур занимается неврология, а более подвижных структур — психиатрия.

Несомненно, намного труднее представить себе течение процессов информационного обмена с окружающей средой в субъективных аспектах этого явления. Наибольшие трудности связаны с определением, что является элементом, а что структурой, поскольку в ощущениях невозможно установить, что является, собственно говоря, элементом. То, что мы переживаем, как сам факт переживания, укладывается в сложную пространственно-временную иерархическую структуру. Попытки декомпозиции переживаний на отдельные элементы, такие как впечатления, предположения, мысли, чувства и т. д., являются искусственной классификацией и имеют значение только как способ, облегчающий анализ сложных явлений.

Каждое переживание представляет собой неповторимое и целостное явление. Исключение из него отдельных принципиальных элементов или части структур, связанных с другими переживаниями, просто невозможно. Однако каждый человек хотел бы свои переживания упорядочить, классифицировать, разбить на составные части, обнаружить следы старых переживаний и т. д.
Наши переживания постоянно меняются и никогда не повторяются. Случается, что человек с некоторым замешательством испытывает ощущение, что нечто подобное он уже пережил. В психопатологии это явление называют «deja vu» или «deja vecu». При повторении казалось бы совершенно одинаковых внешних ситуаций внутренние переживания никогда не повторяются. Изменчивость, таким образом, является принципиальным свойством внутреннего мира. Однако и в этой постоянной изменчивости можно обнаружить явно повторяющиеся темы, напоминающие своеобразную мелодию, благодаря чему внутренний мир приобретает определенный характер, имеет свою индивидуальную тематику, структуру и колорит. Однако отделить тематику переживаний от их структуры и колорита невозможно. Любое переживание должно рассматриваться как единое целое.



#25 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 22:03

Кемпинский А. "Меланхолия"

Психическая жизнь не терпит пустоты, в ней постоянно что-то происходит. Эта постоянная деятельность не связана с изменчивостью характера жизненных процессов (диалектика изменяющегося и неизменного) или с необходимостью постоянного информационно-энергетического обмена организма с окружающей средой. Преобладание отрицательных эмоций во время депрессии является, между прочим, результатом замедления как изменчивости, так и процессов метаболизма. Обмен сигналами между организмом и окружающей средой в целом связан с приятными ощущениями.

Наиболее выразительно эта связь проявляется в раннем детстве, когда информационный метаболизм находится в начальных стадиях формирования. Грудному ребенку обычно доставляют удовольствие новые раздражители очевидно при условии, что они не слишком сильные и не вызывают страха. Дети получают удовольствие также от возможности свободы движений. Движения в данном случае являются пока еще примитивными и несформировавшимися сигналами для окружающих, а радость, связанная с ними, это радость от избытка жизненной активности, проявляющейся в движении. Однако даже у взрослого человека воздействие новых раздражителей позволяет ему избавиться от чувства тоски, пустоты, угнетенности и т. д. Поэтому люди часто ищут перемен и новых впечатлений. Новая ситуация искушает их возможностью получения привлекательных своей новизной стимулов, возвращающих хорошее настроение. Возможность деятельности также обычно улучшает настроение, уменьшает напряжение, вызванное чувством страха, возвращает веру в себя и т. д.

В данном случае одной бесцельной активности, достаточной для разрядки избытков жизненной энергии, уже оказывается недостаточно, хотя и она приносит облегчение. Активность должна быть каким-либо способом организована, то есть, приведена в соответствие с законами и структурой процессов информационного метаболизма. Воспринимаемые сигналы в ходе усвоения должны быть определенным образом упорядочены (то есть подвергаются воздействию отрицательной энтропии) в соответствии с организацией всего организма. Передаваемые в окружающую среду сигналы также должны быть организованы, причем выходя за границы организма они должны быть приведены в соответствие с существующим там порядком (отрицательная энтропия организма подвергается отрицательной энтропии окружающей среды). Дополнительный аффективный оттенок связан с необходимостью упорядочения (награда за интеграционное усилие). Кроме того, как вход, так и выход сигнальной системы всегда связаны с изменением существующего status quo и, таким образом, обеспечивают выполнение условие изменчивости жизни, и этот факт также оказывается награжденным ощущением удовольствия.


В повседневной осцилляции между отрицательными и положительными чувствами легко можно обнаружить, что положительные чувства, повышающие настроение, связаны с высоким темпом переживаний и большей способностью к упорядочению, а отрицательные чувства и настроение — с обратным эффектом. Впрочем, человек нередко старается искусственно изменить свои неприятные ощущения на приятные, ускоряя темпы переживаний (повышенная активность, путешествия и т. д.).


Из повседневного опыта также известно, как глубоко укореняются «злые» чувства, как трудно избавиться от чувств ненависти, зависти, чувства обиды, вины и т. д. Они существуют в человеке и ослабляют его способности к интеграции с окружающей средой. В результате он утрачивает возможность получения удовольствия от деятельности по ее упорядочению, поскольку все, что он воспринимает сам и исходит от него, оказывается задержанным и искаженным призмой отрицательных эмоций.

В психиатрии мы постоянно испытываем большие трудности при снятии напряженности, связанной с отрицательными эмоциями. Несмотря на все наши усилия, больной постоянно возвращается к закрепившимся отрицательным эмоциональным установкам, которые крайне затрудняют ему жизнь и нередко доводят до предельного истощения организм из-за избыточной нагрузки на вегетативно-эндокринную систему.



#26 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 22:20

Кемпинский А. "Меланхолия"

В информационном обмене организма с окружающей средой заложена скрытая предпосылка, что образ мира, возникающий в ходе такого обмена в нашем сознании, правдив. Иначе информационный метаболизм не выполнял бы своей роли подготовки организма к участию в процессах энергетического метаболизма и осуществления законов сохранения жизни и вида.

Основной проблемой информационного метаболизма является селекция сигналов. Только незначительная часть сигналов, воздействующих на организм, ассимилируется организмом, и только незначительная часть функциональных структур, формирующихся в организме, оказывается реализованной в определенных формах психической активности, в словах и движении. Что будет воспринято организмом, и что будет передано окружающей среде в определенных формах — зависит в значительной мере от принятой иерархии ценностей. Более значимые сигналы обладают большим преимуществом перед менее значимыми.

Но что является важным и значимым? Когда человек голоден, то он воспринимает все сигналы, связанные с удовлетворением чувства голода. Аналогично выходные сигналы оказываются сосредоточенными вокруг главной темы, то есть голода. Иерархию значимости легко установить, когда потребности связаны с двумя основными законами биологии (голод, жажда, половое влечение, потребность воздуха, материнство и т. д.). В человеческой жизни эти потребности редко выступают в «обнаженном» виде. Обычно они как будто приобретают форму других потребностей, связанных с социальной жизнью, с принятыми в данной культуре системами ценностей и т. д. Иерархия ценностей у человека, таким образом, отличается большой пластичностью и сложностью и нередко трудно в путанице человеческих ценностей отыскать проявление основных потребностей, связанных с двумя биологическими законами.

Иерархия ценностей заметно изменяется под влиянием эмоционального колорита. Это влияет и на характер информационного метаболизма. Если преобладают положительные эмоции, то процессы информационного метаболизма оказываются более ориентированными на восприятие сигналов с положительной эмоциональной окраской и наоборот.


От характера селекции воспринимаемых сигналов зависит образ окружающего мира, а от селекции выходных сигналов — образ человека, который на их основе возникает у окружающих. Таким образом, существующий в нашем представлении образ окружающего мира, а также наш собственный образ, воспринимаемый окружающими, не являются чем-то постоянным. Он изменяется одновременно с изменениями потоков информации, идущими в двух направлениях, то есть между нами и окружающей средой. Слабость этих отношений между человеком и средой является кажущейся: она связана с фиксацией в сознании частной реализации среза потока информационного обмена с окружающей средой.

Отличительной чертой живого мира является наличие потоков энергии и информации. Вследствие повторения определенных схем (структур) в таких потоках возникает ощущение стабильности образов, существующих в нашем сознании. Их иллюзорность обнаруживается в явном виде, когда под влиянием чувств и настроения в селекции сигналов происходят нередко противоположные изменения. Явление селекции сигналов следует отнести к проблемам, требующим более основательного изучения.

Мы воспринимаем окружающий мир как образ и сами в такой же форме воспринимаемся окружающими (по крайней мере людьми, поскольку нам не известен механизм восприятия у животных). Несмотря на изменчивость окружающего мира и нас самих, мы ощущаем неизменность одного и другого. Быть может, такая неизменность вытекает из необходимости выделения какой-либо структуры или какой-либо формы в таком хаотическом потоке энергии и информации, каким является жизнь.



#27 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 13 Февраль 2010 - 22:22

Кемпинский А. "Меланхолия"

Функциональные структуры (модель действительности)

Патология структур возникает вследствие нарушений механизма селекции сигналов. Такая селекция осуществляется уже на самых низких уровнях интеграционных процессов сигнальной системы (например, восприятие боли зависит от эмоционального состояния человека в данное время; восприятие зрительных сигналов — от функционального состояния нервной системы и т. д.). Периферийные анализаторы непрерывно воспринимают сигналы, поступающие от высших уровней интеграции. Селекция входных сигналов, вероятно, регулируется прежде всего сигналами более высоких уровней интеграции. Они характеризуются специфической организацией, наличием собственных структур, данные структуры передаются входным сигналам, принимаемым организмом.
Уже на рецепторном уровне, находящемся на границе внутреннего мира и внешней среды начинается «сражение» между порядком, существующим в окружающей среде, и порядком организма. Эта схватка продолжается и на более высоких интеграционных уровнях нервной системы. На каждом уровне осуществляется селекция сигналов: одни из них задерживаются, другие передаются на следующий уровень.

Мы пока не располагаем ясной концепцией функциональной структуры нервной системы. В любом случае это динамическая структура, в состав которой входит большое количество анатомических структур, и связи между ними являются достаточно свободными, поскольку, несмотря на разрушение части анатомических структур, функциональная структура продолжает существовать и привлекает к своей деятельности другие анатомические структуры. Например, функциональные структуры, связанные с процессом письма, обычно взаимодействуют с анатомическими структурами, отвечающими за движение правой руки. Разрушение таких структур не прекращает деятельности функциональной структуры письма: писать можно другой рукой, ногой, мысленно и т. д. Функциональная структура представляет из себя нечто, что пронизывает всю нервную систему, но одновременно остается неуловимым в сравнении с анатомическими структурами.



#28 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 14 Февраль 2010 - 00:25

Кемпинский А. "Меланхолия"

Саморазвитие нервной системы
Из экспериментов над животными, а также из психологии человека известно, что ограничение до минимума воздействия внешних раздражителей на организм на ранних этапах развития фатальным образом сказывается на его последующем развитии. У животных, которые с рождения воспитывались в изоляции, уже в раннем возрасте обнаруживаются различного рода нарушения поведения, а в более позднем возрасте обнаруживается, что у них оказались несформированными основные биологические функции. Более того, развитие морфологических структур нервной системы зависит от потока раздражителей или от интенсивности информационного метаболизма. У животных, выросших в изоляции (sensory deprivation) обнаруживаются задержки в развитии коры головного мозга.

Классическими в этом смысле являются опыты на крысах, выполненные Кречем (D. Krech). Одна группа подопытных крыс воспитывалась в изоляции от внешних раздражителей, а другая в нормальных условиях. Крысы, выросшие в изоляции, обладали более низким интеллектом, толщина коры головного мозга у них была меньше, чем у крыс, выросших в обычных условиях, у них были также менее развиты связи между нейтронами через дендриты и понижена активность мозговых энзимов (ацетил-холинэстеразы и холинэстеразы). Поэтому можно допустить, что развитие морфологических структур нервной системы находится в очевидной зависимости от уровня информационного метаболизма. Действие этого же закона распространяется на зависимость морфологических структур организма от энергетического метаболизма. На них также оказывает влияние информационный метаболизм (например, рука пианиста не похожа на руку грузчика), но не в такой степени, как на морфологические структуры центральной нервной системы. Таким образом, можно повторить вслед за Аем (Н. Еу), что мозг является уникальным органом, который развивается сам по себе.

Стараясь сохранить целостность взгляда на человеческий организм, то есть, не пытаясь отделить морфологические структуры от энергетических (а также от информационных), мы можем в полной мере оценить роль информационно-энергетического обмена для развития организма. А такой обмен связан с необходимостью изменчивости и развития (постоянного роста отрицательной энтропии). Этот обмен, а вместе с ним изменчивость и рост отрицательной энтропии, осуществляются в значительной степени автономно, то есть без ощутимого усилия со стороны живого существа. Но иногда это усилие необходимо для преодоления инерции, страха или для принятия решения, выбора функциональных структур, наиболее отвечающих соответствующей ситуации, для мобилизации воли и сознания, необходимых для упорядочения мыслей и хаотических чувств и т. д. В критических ситуациях, например, в случае опасности для жизни или в решающие для нее моменты случается, что функции, обычно осуществляемые автоматически, без осознанного усилия, требуют максимального напряжения воли. Преодоление внутреннего сопротивления и сопротивления окружающей среды ощущается нами как «вкус жизни».



#29 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 14 Февраль 2010 - 23:11

Кемпинский А. "Меланхолия"

Пространственно-временная организация нервных импульсов отражает действительность окружающего мира. Язык этих импульсов математический (по крайней мере так его оценивает современная нейрофизиология). Это язык композиционный, в состав которого входят: 1) язык дискретных потенциалов «да» — «нет», «1» — «О», «все или ничего», соответствующих полному разряду нервной клетки и языку цифровой техники, и 2) язык переменных потенциалов, подпороговых импульсов, которые не активизируют полностью нервную клетку, а только накапливаются в месте действия раздражителя и пропорциональны его величине. Здесь действует не правило «все или ничего», а правило пропорциональности силы реакции силе раздражителя. Такой язык соответствует языку аналоговой вычислительной техники.

Знание нейрофизиологии, особенно физиологии рецепторов, позволяет нам хотя бы отчасти понять, каким образом сигналы из внешней среды преобразуются в нервные сигналы. Однако мы не знаем, каким образом дискретный язык сигналов нервной системы переводится на язык субъективных переживаний. С точки зрения нейрофизиологии существующие в нашем представлении образы окружающего и нашего внутреннего мира должны быть математическими, но они таковыми не являются, может быть за исключением отдельных личностей, чьи математические способности позволяют им иногда взглянуть таким образом на действительность. Наверное, такое восприятие неизвестно и более низким по сравнению с человеком живым существам.


Под влиянием изменений эмоционального колорита изменяется угол зрения на тематику переживаний или пространственно-временная структура, а также сама тематика. (В данном случае понятие эмоционального колорита относится к настроению, однако может быть отнесено также к эмоциональным отношениям с окружением. Впрочем, чувства и настроение тесно зависят друг от друга).

Известно, что человек в печали и размышляет о вещах печальных, а веселый — о веселых. В зависимости от эмоционального колорита обнаруживается явление избирательности как в восприятии, так и в запоминании.

Таким образом, тематика наших переживаний оказывается зависимой от настроения. В радостном настроении из различных уголков нашей памяти приходят воспоминания о радостных переживаниях, жизненных успехах, и вокруг замечается то, что несет в себе радость, красоту и веселье, что укрепляет веру в самого себя. Весь мир становится прекрасным, и человек чувствует себя прекрасным. Напротив, в угнетенном состоянии печаль привлекает к себе печальные события, прошлое превращается в цепь поражений и неудач. То же самое, кажется, ожидается и в будущем так же как сейчас вокруг замечается только то, что печально, неприглядно и безнадежно. И то же самое замечается в самом себе.


Наши настроения и чувства обычно осциллируют между положительным и отрицательным полюсами, так что в конечном итоге сумма оказывается на уровне доминирующего настроения и основного эмоционального состояния, исходя из которых осуществляется моделирование принципиальной схемы образа окружающего мира и самого себя. В зависимости от того, находится ли этот «нулевой уровень» в отрицательной или положительной области осцилляции, происходит формирование фундамента будущих переживаний: у одних людей будут преобладать приятные переживания, а у других — неприятные. Широко распространено убеждение о «прирожденных» оптимистах или пессимистах.

Другим фактором, определяющим уменьшение осцилляции настроения и эмоций и тем самым способствующим их большей стабилизации, является способность к абстракции, то есть способность оторваться от конкретной ситуации, способность свободного обращения с пространством и временем. Благодаря способностям к абстрактному мышлению человек способен удалиться от конкретной ситуации как во внешней среде, так и в своем внутреннем мире и, таким образом, от колебаний, связанных с противодействием двух сред. Абстракция позволяет зафиксировать образ мира.



#30 Духовской Тимофей

Духовской Тимофей

    Людовед и Душелюб

  • 26 009 сообщений

Отправлено 14 Февраль 2010 - 23:15

Кемпинский А. "Меланхолия"

ДВЕ ФАЗЫ ИНФОРМАЦИОННОГО МЕТАБОЛИЗМА

Фаза первая

Изменение внешней или внутренней ситуации организма вероятно связано с изменением характера переживаний, то есть субъективного состояния человека. Прежде всего изменяется колорит чувств и настроения (осцилляция между полярными состояниями удовлетворенности и страдания), которые являются субъективными показателями удовлетворения основных потребностей человека, мобилизации для борьбы или бегства, выбора основных мотивационных установок («к» или «от» окружения) и общей жизненной активности.

Это как будто подготовительная фаза, первая реакция на изменения во внутреннем или внешнем мире. Только на такой основе развивается сам процесс информационного метаболизма или обмен сигналами между организмом и окружающей средой. Из потенциальных функциональных структур, которыми располагает данный организм, выбираются и реализуются те, которые в наибольшей степени соответствуют совокупности входных сигналов из окружающей среды внешней ситуации организма. Таким образом создается соответствующая форма моторного и вербального поведения. Когда мы слышим звонок телефона, то первая реакция напоминает толчок, который воспринимается острее в момент засыпания или в состоянии повышенного внимания, или нервного возбуждения. Такое поведение связано главным образом с ощущением неожиданности и соответствующей вегетативной реакцией.

Вторая фаза

Она является основанием для дальнейшего взаимодействия с окружением. Из множества возможных форм поведения должна быть выбрана та, которая в наибольшей степени соответствует сложившейся ситуации. Обычно такая форма поведения относится к часто повторяющимся ситуациям, а значит соответствующая ей функциональная структура является наиболее отработанной и имеет больше шансов быть реализованной. Для упоминавшегося конкретного примера с телефоном это может быть поднесение трубки и фраза: «Алло!», — хотя можно было бы трубку не поднимать, отключить телефон, разбить его, выйти из комнаты, начать кричать и т. д. Как видно, возможностей выбора много.
Таким образом, информационный метаболизм можно представить себе как процесс, состоящий из двух фаз. Первая фаза непосредственно связана с внутренней и внешней ситуацией в организме и является подготовительной для дальнейшей более дифференцированной деятельности. Нельзя оставаться равнодушным по отношению к тому, что происходит внутри и вне организма. На каждое изменение человек должен каким-либо способом отреагировать. Такая первая реакция всегда является однозначной, а возможности выбора ограниченными (например, выбор между установками «к» и «от»), при этом она должна быть мгновенной и нет смысла выбирать между различными возможностями (впрочем, таких возможностей не так уж много).

Функциональные структуры, принимающие участие в первой фазе процессов информационного метаболизма, достаточно бедны, а различия между ними скорее количественные, чем качественные. Например, различная степень ощущений страха, ненависти, любви, удовольствия и страдания, различные уровни эндокринно-вегетативных реакций, ограниченное количество моторных установок, являющихся подготовительными для дальнейшего взаимодействия с окружением, в том числе установки дружелюбного сближения, бегства, нападения и т. д.

В субъективных ощущениях формы поведения в первой фазе информационного метаболизма являются заданными, они возникают как будто независимо от нас. Нами овладевает определенное эмоциональное состояние, на которое мы не можем повлиять так же как на вегетативно-эндокринные реакции. Но уже первичная моторная реакция (выбор основной установки) является контролируемой.
Отсутствие возможностей выбора и контроля указывает нам на необходимость отнести функциональные структуры первой фазы процессов информационного метаболизма к структурам подсознания, потому что их отличительной чертой является апапке — в смысле обязательности, необходимости и невозможности свободного выбора.

С точки зрения физиологии предполагается, что функциональные структуры субъективно связаны с чувствами и настроением, а объективно — с эндокринно-вегетативными реакциями и основными моторными установками, которые управляются более старшими в филогенетическом плане отделами головного мозга (diencephalon и rhinencephalon), в то время как неокортвкс зарезервирован для участия в более тонких операциях информационного обмена с окружением. Возможности формирования в нем разнородных функциональных структур значительно выше, чем в более старых отделах головного мозга, что связано со значительно большим богатством элементов нервной ткани и, соответственно, с увеличением вероятности формирования разнородных функциональных комбинаций и соединений между ними.

Собственно, эта возможность создания разнородных функциональных структур является отличительной чертой второй фазы процессов информационного метаболизма. Сигналы, поступающие из внешней или внутренней среды в течение первой мобилизационной фазы информационного метаболизма, активизируют «творческие возможности» нервной системы и особенно ее самых молодых отделов и неокортекса как наиболее пластичного из них.






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей

Copyright © 2018 Школа Физиогномической Соционики